Оставаться человеком до конца — значит быть донором?

На сегодняшний день Беларусь занимает первое место среди стран СНГ по числу проведенных трансплантаций органов и тканей. Так, в 2012 году было проведено 29 операций на 1 миллион населения, а это в три раза больше, чем в России, и в 13 раз — чем на Украине. По праву есть, чем гордиться нашей современной медицине и, хотя проигрываем по количественному показателю аналогичных операций западным странам Европы и США, надо учитывать то обстоятельство, что всего пять лет назад, до 2007 года белорусская трансплантология находилась в удручающем состоянии, самое большее — сорок операций в год. Что же повлияло на оживление трансплантологии в Беларуси? Причина всему — узаконенная «презумпция согласия» в медицинском праве.

9 января 2007 года Президент Беларуси подписал новую редакцию Закона Республики Беларусь «О трансплантации органов и тканей человека». В законе появилось такое нововведение, как презумпция согласия, которая гласит, что каждый гражданин по умолчанию выражает свое одобрение быть донором органов и тканей после смерти. В случае нежелания принять такой порядок, человек, конечно, имеет право воспрепятствовать, зафиксировав при жизни свой отказ в официальном документе, или после его смерти это могут сделать ближайшие родственники. При этом закон не обязует администрацию больницы или врачей уведомлять этих самых родственников о предстоящем изъятии органов и(или) тканей, согласие последних не требуется. Вот это «не требуется» несколько беспокоит граждан Беларуси, ставится ими под большое сомнение  правомерность презумпции согласия с точки зрения принципа уважения и соблюдения прав человека. Это беспокойство, прежде всего, плодят СМИ-просветители постсоветского пространства в статьях о «душегубах-трансплантологах», которых, в свою очередь, «крышуют» правоохранительные органы. Если говорить о страхах, то в западных европейских странах и США боятся, прежде всего, безработицы, у нас — собственной смерти и своих близких. Любят западные люди своих родных ничуть не меньше, но не считают, в отличии от наших соотечественников, семью единственным оплотом ото всех бед. Негативное отношение к отечественной медицине, низкая информированность населения в вопросах трансплантологии — формируют искаженное представление и, как следствие, отрицательную реакцию в белорусском обществе на презумпцию согласия.

Презумпция согласия не белорусское новаторство, данная юридическая модель давно, а главное успешно работает в ряде стран: Австрия, Бельгия, Израиль, Испания, Кипр, Коста-Рика, Словакия. Ее использование увеличивает уровень эффективных заборов донорских органов.

Условия и схема изъятия донорских органов (тканей) в Беларуси:

 Наличие в учреждении здравоохранения потенциального донора. Собирается первый    консилиум в составе группы врачей-специалистов (нейрофизиолог, реаниматолог, судебно-медицинский эксперт и т.д.), констатируют смерть головного мозга у умершего, что является его смертью как индивидуума. Сердце при этом может продолжать биться («живой труп»), но ни о каком чудо-возвращении к жизни и речи быть не может, жизнедеятельность поддерживается аппаратами только для сохранности органов. Если умерший был здоров, не имел каких-либо серьезных заболеваний, то о наличии донора сообщается в координационный центр государственного лечебного учреждения, осуществляющего забор органов и тканей человека. Незамедлительно оттуда выезжает бригада медиков, которые удостоверяются в качестве донорских органов, изымают в случае пригодности. Обязательно по закону спустя шесть часов после первого консилиума проведение второго, в состав комиссии не может входить врач-трансплантолог.

Могут преследовать медики, какую бы то ни было, корыстную выгоду, например, с целью нажиться на продаже органов? Ответ однозначный — нет. Это невозможно, потому что:

1. Врачи больниц опосредованно сотрудничают с трансплантологами. Выгоды у первых без сомнения быть не может.
2. Трансплантация на всех этапах — от постановки реципиета (больной, которому осуществляется трансплантация) на учет в «лист ожидания» до проведения операции — основательно контролируется прокуратурой Республики Беларусь. Врачи поминутно боятся допустить малейшую ошибку.

Какой человек попадает под критерий «смерть мозга»? Во-первых, есть определенный ряд способов определить это достоверно, врачи-участники консилиума в состоянии безошибочно определить факт смерти организма. Рассмотрим один пример. Молодой человек попадает в ДТП, в результате сильного лобового столкновения его автомобиля с другим таким, он получает тяжелую травму головы, после в больнице медицинское обследование выявляет отек головного мозга и его дислокацию. Такого типа люди и рассматриваются, как потенциальные доноры органов, шанса на дальнейшую, даже неполноценную жизнь, нет. Но закон в любом случае обязывает представить доказательства, то есть удостовериться в смерти головного мозга обязательно. Чуду места нет и еще раз нет, смерть мозга — необратимая гибель человека.

Так почему врачи не сообщают родным умершего человека о предстоящем изъятии органов? Не надо забывать с какой целью все эти трансплантации проводятся, чтобы что — чтобы спасти жизнь и даже не одну за раз. Один безжизненный человек, которого, к сожалению, уже не вернуть, дает возможность выжить 5-7 людям. Украина та страна, где действует презумпция несогласия, когда органы могут быть изъяты из тела умершего только в случае, если умершим при жизни было дано четкое согласие на их забор, которое обязательно документально фиксируется в донорском реестре, амбулаторной карте, водительских правах. Еще возможно изъятие органов у трупа с разрешения родных, это выглядит примерно так: врач подходит, допустим, к матери, и просит дать согласие на забор органов у ее погибшего ребенка. Врач-то обратился из гуманных соображений… В конце концов, находясь в шоковом состоянии из-за потери близкого человека, семья категорически не согласна, игнорирует любые просьбы и уговоры. Отсюда катастрофическая нехватка доноров на Украине: 99 пересадок при том, что ежегодно около 2400 человек нуждаются в донорских органах. Из-за неразвитой социальной структуры, из-за применения неэффективного закона о трансплантации и негодности презумпции несогласия, особенностей менталитета, — донорство на Украине едва ли есть. Верховная рада Украины давно подумывает об изменении презумпции несогласия на презумпцию согласия, но все никак. Что ж остается делать нуждающимся украинским реципиентам? Искать деньги, чтобы купить необходимый донорский орган у нас, в Беларуси, где действует презумпция согласия. Оплачивается услуга — трансплантация, орган предоставляется бесплатно. К слову, в Республике Беларусь процент такого рода операций иностранным гражданам не превышает 10% от суммарного числа проводимых операций.Все вырученные деньги поступают в бюджет Министерства здравоохранения, затем распределяются по назначению — идут на лечение наших сограждан. Белорусам все операции по трансплантации выполняются бесплатно.
На сегодняшний день применение презумпции согласия в Беларуси полностью оправдано, без нее никогда не будет достаточного количества донорских органов. Каждые три дня человек из «листа ожидания» получает нужный орган. В этой очереди много молодых людей, детей. Бюджет страны экономит гораздо больше средств на проведении человеку операции по трансплантации, чем на постоянном беспрерывном лечении в больницах без допустимости выздороветь.
Властям и СМИ Беларуси следует перенимать опыт западных коллег — просвещать население в вопросах трансплантологии и проводить рекламную кампанию, вырабатывать в обществе положительную реакцию, мысль о возможности стать донором должна быть в почете.

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Оставаться человеком до конца — значит быть донором?: 5 комментариев

  • 07.05.2013 в 20:19
    Permalink

    отличная смерть: пожертвовать свой орган.
    пожертвую тентакли когда-нибудь кому-нибудь.

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -10

  • 08.05.2013 в 22:26
    Permalink

    Попади кто-нибудь из нас в такую ситуацию, когда понадобится орган (тьфу-тьфу) — так волком завоют, чтобы его достать! Мы же все жить хотим, все такие молодые, полные энергии, столько сил… Будь тебе 20 или 40 лет.
    Все мы смертные. Если твои дни уже будут сочтены, почему не помочь тем людям, у которых будет реальная возможность жить?!!!!

    Рейтинг комментария:Vote +1+1Vote -1-1

  • 09.05.2013 в 3:01
    Permalink

    Не знала об этом. Но, кончно, согласна.

    Рейтинг комментария:Vote +1+1Vote -1-1

  • 20.09.2013 в 20:26
    Permalink

    «Оставаться человеком до конца»? Да якога яшчэ «конца»? У якіх інтэрнэт-выданнях вы бачылі такія назвы?

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -1-1

  • 03.06.2014 в 15:44
    Permalink

    Более 30 лет тому назад, в Анголе была война. 19 апреля 1984 года террорист взорвал бомбу в центре Huambo. Погибло 200 человек, многие были ранены. Советский солдат Юрий Кравец отдал первым свою кровь для переливания. 30 июля 1984 года было взорвано немецкое судно «Arendsee». Было ранено 5 немецких моряков. Снова, Юрий Кравец отдал свою кровь .
    Люди, которых спас Юрий Кравец , живут теперь в Африке, Америке и Европе.

    Подробнее об этом подвиге написано в газете Министерства обороны Беларусь «Во славу Родины» в статье «Мы живы — а это главное!» /http://vsr.mil.by/2012/07/27/my-zhivy-a-eto-glavnoe/.

    В канун Всемирного дня донора крови, хочу поздравить всех этих благородных людей.

    Рейтинг комментария:Vote +1+2Vote -10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *