70 лет под чистым небом

Сколько трагедий, страха и слёз осталось в истории Великой Отечественной войны. Сколько мучений выпало на долю людей по всему миру, в том числе и на долю белорусского народа… Какие неисчислимые злодеяния принесли в мир фашистские захватчики!  

Как известно, в нацистские средства наведения ужаса входили концентрационные лагеря. На территории нашей республики существовало более 260 концлагерей. Самый большой – это Тростенец. Но многие ли знают о лагере смерти Озаричи? Он уникален тем, что является единственным лагерем в истории Второй мировой войны, в создании которого непосредственно принимал участие Адольф Гитлер.

В марте 1944 года командующий 9-ой армией генерал Иозеф Харце приказал создать у переднего края немецкой обороны три концентрационных лагеря. Один из них находился на болоте у поселка Дерть, второй – в двух километрах северо-западнее местечка Озаричи, третий – у деревни Подосинник в болоте. Эти три лагеря и получили название «Озаричский лагерь смерти».

Ежедневно узникам этого лагеря приходилось сталкиваться с жестокими испытаниями. Согласно военным документам, в лагерях смерти Озаричи содержалось около 55 тысяч человек. За время существования лагерей от болезней, тяжёлых ранений, истощения и обморожения там умерло около 22 тысяч человек, половина которых были дети, 6 тысяч женщин и 5 тысяч стариков. И это за неделю, если судить по официальным  данным, по которым лагерь просуществовал с 12-19 марта…

Прошло ровно 70 лет с конца войны. Беларусь празднует 9 мая. Накануне праздника лицей №2 г. Минска посетила Зуева Нелли Ивановна – малолетняя узница концлагеря Озаричи в прошлом, ветеран Великой Отечественной войны в настоящем. Она рассказала о своём детстве, в котором не было места беззаботным веселью и счастью.  

434734_94688-700x700

Родилась Нелли Ивановна  17 октября 1938 года  в г. Минске. Когда началась война, она вместе с родителями уехала в Жлобин к родственникам. Начиная свой нелёгкий рассказ, женщина поинтересовалась у аудитории, состоявшей из десятиклассников, у кого ещё остались прадедушки и прабабушки. А потом сказала: «Думаю, они вам рассказывали о войне».

В начале 1943-его года фашисты потерпели поражение под Сталинградом и на Курской дуге. Они боялись того, что советская армия перейдёт в немедленное наступление. Немцы начали строить заграждения в городах, деревнях. А потом появились лагеря смерти. Нелли Ивановне было 5 с половиной лет, когда она попала в лагерь.

Но и до этого пришлось натерпеться бед, как рассказала ветеран:

— Как-то мама пришла домой и говорит: «Давай быстро попьём чаю — и в лес», потому что немцы были уже близко. Но мы чаю не успели попить. Фашисты явились в нашу деревню и выгнали всё население на улицу. В вырытых канавах уже сидели немцы с автоматами. Людям скомандовали: «Бегите! Посмотрим, кто спасётся». Но кто ж там мог спастись, всех людей покосили. А нас повели на край деревни, в последний дом. Он был рядом с лесом. Окна, конечно, досками забили. Стояли автоматчики. Дом подожгли. И уже практически начал падать потолок, но моя мама была очень боевая: она выбила доски, взяла меня на руки и выпрыгнула, причём прямо на автоматчика. Сбила его с ног. За нами выпрыгнула ещё одна женщина. Всё. Остальные сгорели в этом доме. Мама моя спасла нас обеих оттуда.

Когда мать с дочкой пришли к соседям, те их выгнали и сдали немцам, сказав: «Это семья партизанского командира». Отец Нелли Ивановны действительно был командиром небольшого партизанского отряда. Так и забрали немцы Нелли с мамой. Их держали в здании школы две недели, а потом погнали на вокзал. Посадили в вагоны. Загрузили – и повезли.

-Куда? Мы не знали. Привезли на станцию, всех построили, и вперёд. С одной стороны немцы с собаками и с другой. У кого не было сил, кто пытался присесть на обочину дороги и отдохнуть, того сразу расстреливали. Это была кровавая дорога, вся усеянная трупами.

Узников привели в лагерь. Он был построен в заболоченном, труднодоступном месте. Вокруг ничего не было, только глушь. По словам Нелли Ивановны, условия в лагере были нечеловеческие:

-Ничего не было: ни водоснабжения, ни крова, ни еды. Только колючая проволока, которая отделяла нас от немцев. Если ты к ней подходил и хотел набрать водички (она образовывалась в ямках из таявшего снега), мог взорваться на мине.  Находились мы под открытым небом, было холодно. Немцы выкопали канаву, куда сбрасывали трупы. Но потом они уже оставляли умерших на месте их погибели. Нам приходилось снимать одежду с трупов, чтобы обогреться. Особенно страшным был день 15 марта. Вдруг такой мороз ударил, и многие, кто лёг спать, утром не встали. Были сплошные сугробы.

В лагере запрещалось разводить костры. Нелли Ивановна вспомнила, как женщина, у которой мёрзли трое деток, подожгла хворост, чтобы немножко их погреть. Пришёл немец и застрелил её. А дети остались…

Утром 18 марта 1944 года узники увидели, что над горизонтом летают самолёты, а у немцев наступило какое-то волнение. Среди заключённых была учительница немецкого языка. Она подошла к молодому немцу и спросила: «В чём дело?». Он сказал: «Ваши наступают, мы будем отходить», а потом добавил: «Не ходите вон в тот белый домик. Там есть хлеб и продукты, но он заминирован».

-Представьте себе: холодно, люди неделю находятся без пищи и воды. Все как бросились туда… И очень много погибло.

В этом лагере было больше 50 00 человек. Когда 65-я Армия генерала Батова освободила узников, осталось 22 000. Остальные погибли. Многие заболели тифом: в лагерь подселяли тифозных больных, чтобы заразить как можно больше людей. Фашисты знали: если наша Армия освободит узников, они заразят тифом солдат. Вот так и действовали. Страшна была дорога из лагеря:

-Нас выводили по специальной тропинке. Ясное дело, что мама не могла меня, шестилетнюю, на руках нести. Она сказала: «Берись за юбку и иди за мной шаг в шаг. Никуда не отходи! Ни за что!». Вот так мы и вышли. Впереди были слышны взрывы. Немцы побросали всякие сковородки, шоколадки на тропинку… А люди знали, что у них ничего не осталось, а вещи всякие пригодятся же. Раз – за сковородкой – и человек взрывается на мине.

Тут Нелли Ивановна горько усмехнулась и сказала:

-Если бы нас не освободили, и прошло бы ещё хотя бы пару дней, то, наверное,  я бы перед вами не сидела. Спасибо нашей Армии, что освободили! Нас с мамой, кстати, потом папа нашёл. А меня сразу пришлось остричь наголо, потому что были вши.

Также Нелли Ивановна поведала о лагере «Красный берег» —  в нём находились только дети от 7-и до 12-и лет. Ветеран побывала там на экскурсии и осталась под глубоким впечатлением и от фигуры измождённой девочки, и от двух рядов мраморных белых парт и от чёрной доски с письмом 15-летней Кати Сусаниной на ней. Девочка покончила жизнь самоубийством, дабы не уезжать в Германию и не работать на фашистов. В письме она призывала своего отца отомстить за маму и за неё.

sm_full

Нелли Ивановна призналась: всё, что касается войны, она воспринимает очень тяжело. Ветеран подытожила:

Ребята, вы 70 лет живёте под мирным небом! Дай Бог, чтобы вы и дальше под ним жили, чтобы не испытали то, что испытали мы. Любите Родину, как свою мать. Наши республика, город, улица – всё это достойно любви. Когда мы приехали в Минск, здесь почти не осталось домов. Всё было в руинах. А вы посмотрите, какой сейчас красивый город…. Его не узнать. После войны мы сажали деревья возле Площади Победы и поднимались на Курган Славы, дабы насыпать его. Нас, стариков, вы, может, не совсем понимаете, впрочем, как и мы вас. Но надо находить общий язык. Любите своих родителей, помогайте им как можно больше. Пусть сбываются ваши мечты!

2

Нелли Ивановна с учениками лицея

Нелли Ивановна с учениками лицея

Изображение 003

 

Посмотрите на наше голубое небо. В нём нет вражеских самолетов, с него не летят снаряды. Подумайте, а ведь сколько для этого было сделано! Именно поэтому так важно знать ценность нашего «сегодня». Нужно стремиться к тому, чтобы наши потомки жили в мире. И что такое страна без нас, без людей? Именно мы несём ответственность за ее будущее. Так давайте же будем создавать как можно больше добра! Ведь это гораздо проще, чем кажется! И наша Беларусь расцветёт, раскроет все свои лепестки, один за другим, чтобы сделать мир ещё лучше…  

На месте лагеря Озаричи сейчас находится мемориальный комплекс.

На месте лагеря Озаричи сейчас находится мемориальный комплекс.

70 лет под чистым небом: 1 комментарий

  • 11.05.2015 в 22:59
    Permalink

    Спасибо, Ксюша, за статью. Память — это самое важное. Можно жить лучше, интереснее, но с благодарностью тем, кто нес на плечах непосильную ношу.

    Рейтинг комментария:Vote +1+3Vote -1-1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *