Виктор Пономарев: «А если не сделают, то еще раз к этому вернусь, потому что это касается здоровья людей»

Журналистика всегда была инструментом помощи человеку. Как именно наша профессия может быть полезной обществу? «ЖФ» поговорили с обозревателем газеты «Советская Белоруссия» Виктором Пономаревым. Он дело журналиста оценивает скромно, как вторичное. Считает, первично то, что люди делают реально, руками и головой: на заводе, в институте, в поле, в бизнесе, в больнице, школе. Но рад, что своими материалами, проблемными или критическими, иногда помогал этим людям и, наоборот, препятствовал неправедным.

DSC_1020– Скажите, а какие Вы выделяете этапы работы над текстом?
– Я и мои коллеги обычно имеем дело с конфликтом. Здесь всегда есть противоборствующие стороны: личности и юридические лица, человек и представитель власти. И это уже само по себе подразумевает интригу, в которую нужно вникнуть, описать позиции сторон, вывести какую-то мораль.

Фото: Александр РУЖЕЧКА

Фото: Александр РУЖЕЧКА

– Где Вы берете темы для публикаций?
– Вот, например, лежит резолюция от главного редактора по проблемной теме, на которую власти не отреагировали ни в первый, ни во второй раз. Мне предписано вернуться к теме снова. Еще пришло письмо от гражданина, где он пишет, что на его улице в частном секторе нет канализации. Иногда люди звонят и просят: «Помогите». Бывает, находишь тему своим умом. К слову, на улице Сурганова просевший сантиметров на десять металлический люк образует провал. Он расположен прямо на оживленной остановке общественного транспорта. Рядом есть несколько магазинов. Здесь всегда многолюдно. Из троллейбуса выходят люди и спотыкаются. А если женщина с ребенком? Пожилой человек? Не дай бог ногу сломает. После выхода публикации прошла неделя. Я почему-то думал, что назавтра же после выхода газеты что-то исправят. Ничего подобного. Очевидно, что среагируют тогда, когда до них дойдет официальный запрос сверху. А если не сделают, то еще раз к этому вернусь, потому что это касается здоровья людей.

– При каждом новом обращении к Вам за помощью на что обычно сразу уделяете внимание?
– Некоторые приходят в редакцию с просьбой «Помогите, только на вас и надежда». Бывает, что предлагаю все взвесить: «Сейчас о твоем конфликт, скажем, с директором знают несколько человек: он, ты и твоя семья. Завтра люди прочтут газету, и об этом узнает миллион человек. Во-первых, сначала подумай, нужно ли тебе тратить время на ожидание материала в газете, вынесешь сор из избы. А во-вторых, на следующий день о статье забудут все, кроме того, с кем ты в конфликте. А газета далеко, и мы не сможем завтра вернуться и поддержать тебя, даже если ты прав. Готов ли ты удерживать дальнейшее противостояние?» Некоторые отказываются. Возможен ведь и обратный эффект, и об этом надо думать. Как-то давно, еще во времена Советского Союза обратился ко мне за помощью главный инженер института, который проектировал первую перопуховую фабрику в поселке под Брестом. Для материала я поехал в Ташкент (заказать оборудование для фабрики решили именно в Ташкенте), Москву. Когда статья вышла, этот завод достроили за два месяца. Туда съехались несколько сотен специалистов со всего Союза. Но первым, кого уволили после выхода статьи, был тот самый инженер, который попросил меня помочь. Так иногда работает бюрократическая машина. Ты засветился, ты бросил тень на наше высокое ведомство. Журналист касается человеческих судеб, и иногда газетное слово бывает очень острым.

DSC_1022– Известен случай, что до работы в «СБ», когда Вы были таксистом, один пассажир пытался Вас задушить. А во время работы журналистом поступали ли в Ваш адрес угрозы?
– В нашем деле, слава богу, смертельных угроз нет. Бывало, что пару раз меня привлекали к суду, обвиняя в оскорблении чести и достоинства, деловой репутации.
Я эти обвинения в суде опровергал. Поэтому самое нежелательное в нашем деле – это подставить газету, допустить такую ошибку, которая позволит читателю думать, что здесь работают недостаточно ответственные люди. Скажем, публикация появляется в газете, а потом приходит письмо с опровержением, где обычно говорится, что журналист не проверил факты, не выяснил все обстоятельства дела, допустил серьезную ошибку. Вот это для нашего брата самое неприятное.

– С 2000-го года, когда пришли в «СБ», у Вас вышло много публикаций. Расскажите о тех случаях, когда своими текстами смогли защитить права человека.
– Почему-то мне вспомнилась давняя история, которой посвятил три публикации: «Дом у дороги», «Дом у дороги-2», «Дом у дороги-3». Речь шла о фермере в Брестской области, который заложил огромный сад, облагородил окрестности вокруг своего дома, построил торговую точку, а ее сожгли, начали жалобы на него писать. Человек впал в отчаяние. Я несколько раз туда приезжал и заметил, что эта ситуация напоминает времена, когда крепкого крестьянина-хозяина раскулачивали и ссылали по сигналу простого человека. Потом фермер мне признавался, что эти публикации вернули ему веру в себя, потому что после выхода материалов его оставили в покое, дали возможность работать.

У меня много текстов посвящено жилищным проблемам. Они все однотипные и сложные. Однажды было так, что человек позвонил и сказал: «Большое спасибо, после вашей статьи наш дом сдали на год раньше». Представьте, что около ста семей получили на год раньше свое жилье.

 Вспомнился военный штурман, который тяжело заболел. После публикации «Честь имею» его семья получила квартиру.

– Что делать, если информацию получить надо, а тебе ее не дают?
– Газета живет один день, это требует соответствующего темпа работы. Не стоит думать, что здесь тебе кто-то даст много времени на расследование. Бывает, до обеда пишешь новостной текст, а оставшееся время уходит на документы, звонки, встречи. Самое сложное – общение с людьми, тем более с конфликтующими, обиженными, расстроенными. Трудно говорить с теми, кто уверен в том, что ты пришел, так сказать, под него копать. Твоя статья может обернуться чем-то нехорошим для его репутации или должности. Он говорить с тобой не хочет, а тебе надо взять у него информацию, иначе потом спросят, почему ты не привел мнение противоположной стороны. Я действую на основании закона «Об обращении граждан и юридических лиц». Говорю, что вот гражданин пожаловался на вас и теперь, согласно закону, мне поручено разобраться, выяснить вашу позицию. Ведь я могу написать, что такой-то отказался разговаривать с журналистом.

DSC_1017– А если человек не хочет, чтобы при разговоре диктофон был включен?
– Боюсь сказать крамольную вещь, но я скажу то, что думаю. Мне кажется, эта норма говорить человеку о записи разговора несколько устарела. Ведь на каждом шагу есть камеры, в машинах – видеорегистраторы и так далее.

Когда я прихожу к человеку, то представляюсь: «Я журналист газеты «Советская Белоруссия», пришел к вам по такому-то поводу».

Предположим, он отказался беседовать под аудиозапись. Я пишу ручкой, в блокнот, цитирую в газете. А он потом говорит, что со мной даже не виделся или извратил его слова. Меня привлекают к суду. Поэтому когда иду на такой разговор, записываю все на бумагу, но при этом диктофон всегда включен. Он в кармане, его не видно. Делаю это для того, чтобы и меня, и газету не уличили во лжи. Это мое доказательство. У меня намерения благие, я никого не хочу опорочить. Пока мне не приходилось по этому поводу объясняться, обычно стараюсь разговорить человека, где-то жестко, где-то мягко, где-то уловкой.

– Отслеживаете ли изменения, которые происходят после выхода публикаций?
– Чаще всего сообщают те, кто просил помощи. Приведу курьезный пример. Ко мне обратился пожилой человек, он ходит с палочкой, и ему сложно подниматься по ступенькам без хорошего поручня, которого у его подъезда нет. Я сначала встретился с ним, а затем пошел в коммунальную инстанцию и сказал, что хочу разобраться, почему человек на вас жалуется.

Но статью я даже не писал. Тот, кто ко мне обращался, сказал, что его здесь все знают, он не хочет, чтобы имя в газете мелькало. И вот недавно он позвонил и поблагодарил за помощь, сказал, что около его подъезда поручень все-таки сделали. Визита в инстанцию было достаточно: сработал авторитет газеты.

– По Вашему мнению, в каких сферах, областях всегда можно найти тему для текста?
– Везде: в социальной сфере, экономике, промышленности, сельском хозяйстве. Жизнь состоит из проблем, мы решаем их с утра до вечера и изо дня в день. Причина любой проблемы – бюрократизм, невнимание к людям, безразличие. Дело – это то, ради чего вы пришли на журфак. Это то, что нужно искать повсюду: под ногами, на столбах, на рекламных плакатах. Помню, некий производитель белья рекламировал продукцию с помощью портрета Антона Павловича Чехова. На него еще надели колпак. Было две публикации – рекламу убрали. Покупал чипсы, на которых печатались анекдоты. Не то чтобы я был каким-то снобом, но некоторые анекдоты были не совсем приличные. А ведь и дети берут эти чипсы. После резкой статьи по этому поводу анекдоты убрали. То, что тебя цепляет как человека, и есть тема для публикации, иногда расследования. Просто надо внимательно всматриваться в жизнь.

– Как справиться с усталостью, не опускать руки и думать, что все это делается не просто так?
– Есть газеты, где можно сильно не напрягаться, которые выходят один раз в неделю или реже. Такое издание, как «Советская Белоруссия», требует очень высокого напряжения. Ежедневно, ежечасно.

Или ты готов к такой работе, или нет. Все очень просто. В этом кабинете, где я работаю, за соседним столом сменилось где-то 11 коллег за 10 лет. Причем люди были опытные. Они не выдерживали этого режима.

А мотивация от самой простой: зарабатывать деньги, содержать семью – и до высокой: да потому что ты видишь (пусть это не каждый день случается), что твоя работа дает результаты. Затрагивает это одного человека или больше, как тех, кто видел рекламу или покупал чипсы. Я за них решил, понимая, что сделал благое дело, а люди об этом даже не знают. Это редкие минуты удовольствия, которые быстро проходят. И опять требуется что-то делать быстро, срочно и безупречно. На журфаке нужно об этом говорить.

Елена ЛЕВШЕНЯ, 3 курс

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

админ ЖФ

"ЖФ" родились в 2009 году на кафедре периодической печати. Наша прописка: г. Минск, Кальварийская, 9.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *