Двукратная чемпионка Беларуси по Вьет Во Дао, пирсингист и просто принцесса. Чего не знает журфак о своей бывшей студентке

Рецепт человека многосложен. Все же, если бы я ставила себе задачу создать экзотический коктейль, я бы непременно добавила к столовой ложке утонченности 10 грамм воинственности, каплю чернил и чуточку загадочности. А назвала бы его «Леся». Среди истинных белорусских «напитков», пожалуй, этот один из самых интересных. Мне удалось посмаковать историй из жизни эксцентричной девушки Леси Хильман (настоящая фамилия Дулик).

«Полугот, недоэмо, может иностранная студентка?» – первое, что пришло в голову, при встрече с новой соседкой по блоку. Впечатление, а вместе с ним и эскиз портрета личности были составлены мгновенно: неформальная девушка, слушающая тяжелый рок, наверняка агрессивная и дерзкая. Черные короткие волосы, слегка касающиеся плеч, ресницы практически такой же длины, черная одежда, пирсинг в носу. Идя мимо и тщательно разглядывая нового человека, рисковала поцеловать носом шкаф. Не раз замедляла шаги, выходя из комнаты: старалась разглядеть всех «чертиков» на плакатах, которые висели над кроватью Леси.

Браво стереотипам! К счастью, любопытство взяло верх, а язык сообразил быстрее мозга: таки додумалась побеседовать.

Передо мной студентка первого курса Института журналистики БГУ, специальность «печатные СМИ», приехала с Полесья. На деле ответственная, порядочная, чистоплотная девушка. Ни капли агрессии, искренняя улыбка и наливающиеся краской от смущения щеки.

Прошло больше года, Лей Сан (как я её называю) стала мне верным другом и надежным товарищем. Я знаю о ней больше, чем биолог о строении ящерицы. Но что удивляет: мое первое впечатление, развеянное в пух и прах, – это устоявшийся образ Леси в глазах большинства студентов журфака. Мало кто видел истинную красоту «дикой розы».

 

Ксения Соснина, одногруппница Леси:
«Алеся – человек, живущий в своем внутреннем мире. Не знаю, по какому критерию она выбирает друзей, но доверяет только им. Не стремится впускать лишних людей. Возможно, есть в ней что-то такое, о чем она никому не рассказывает. Не хочет, чтобы ее осуждали. Но что становится ясно любому, кто общается с Лесей – у нее обостренное чувство прекрасного. С ней хорошо дружить: она всегда поддержит, рассмеется над шуткой, посмотрит по-доброму. Мне кажется, Алесе не нужно бояться проявлять себя, знакомиться с разными людьми. Она достойна хорошего мнения о себе.»

 

И сейчас, когда Леся больше не студентка Института журналистики, на брошенные ей вслед вопросы «Кто она?», «Чем живет?» и «Что ищет?» можно дать долгожданные ответы.

Жизнь Леси – горячая борьба со стереотипами и пережитками общества. И если все люди груши, да яблони, она в этом саду – цветущая сакура.

Леся всегда считала себя очень взрослой девочкой. Ей казалось, что для всего, что её окружало, она слишком взрослая и серьезная. Для Леси с самого детства в любой ситуации было важно хорошо выглядеть.

Я недавно вспоминала один случай. У меня есть фотография, где я и другие дети убираемся на субботнике в садике. Стою я в розовой курточке с Пикачу и думаю: «не хочу, чтобы меня видели, как я стою с граблями, работаю, как дворник». В итоге все работали, а я позировала перед камерой. Мне было 4 года! Даже в этой ситуации я не могла представить: как это меня увидят некрасивой?

На вопрос «Кем ты представляла себя в будущем, создала ли свой идеал, к которому стремилась?» она ответила просто и со вкусом:

– Да, я знала, что буду принцессой.

Площадкой для творчества была раскраска «Барби». Карандаши, к которым тянулась маленькая ручка, были черного и розового цветов. Разрисовывала волосы и платьица бумажным куколкам, бежала с рисунки к маме и говорила: «Мама, знаешь это кто? Это Эмо». Тогда ни Леся, ни её мама не знали что это значит.

На становление мировоззрения повлиял дядя Леси. В школьные годы он был настоящим панком, одевался соответственно, слушал Мерлина Менсона и Би-2. Музыка, которую слушал дядя, пришлась по вкусу двенадцатилетней Лесе. В её наушниках звучали популярные на то время российские металл-группы Amatory, NeoNet, Evo, Китай, Тонкая Красная Нить, Jane Air, Stigmata, Психея, Оригами, Rashamba.

Слушала в основном русскую музыку. К иностранной музыке относилась настороженно, считала её несерьезной. Немного повзрослев, все же переключилась на зарубежную музыку, стала слушать Asking Alexandria, Bring Me the Horizon.

Со временем субкультура «Эмо» устарела и приелась. В след за ней среди молодежи распространилось влияние «челкастых».

Именно в тот период жизни Леся впервые раз постриглась коротко, создала в социальной сети Вконтакте страничку мальчика и «перекочевала» туда. На своей настоящей странице не появлялась год. Как ни странно, в сети у её было очень много друзей. Леся пользовалась большой популярностью, не раз находила свои фото на чужих аккаунтах.

«Люди забирали мои фотографии и создавали фейковые странички с ними. Был какой-то бум. У меня был свой особый мир, мне было очень уютно в нем. Я чувствовала, что такой нравлюсь людям.»

В реальном мире друзей не было, зато в виртуальном Леся смогла наладить международные отношения: встречались друзья из Украины и России. Из соотечественников тесно общалась девочкой из Столина.

 Мне пришлось удалить эту страницу и вернуться к прежней. Меня воспринимали как парня, но что самое интересное, я понимала: я не одна такая девочка, которая сидит со страницы мальчика. «Парни», с которыми я общалась, признавались, что они девчонки и это не было удивительно. Я поняла, что не смогу всю жизнь делать такие фото. Кто-нибудь да захотел бы встретиться лично. Просили мой номер телефона, хотели поговорить в скайпе, но как я буду разговаривать своим женским голосом? И к тому же, если в лет 14 можно выглядеть как «слащавый» мальчишка, в 17 меняются черты лица и скрыть кто ты есть на самом деле уже нереально.

На этом эксперименты Леси не закончились. Складывая по кирпичикам свой внутренний мир, она не забывала о телесной оболочке. Её волосы поменяли свой цвет из огненно-рыжего в холодный сине-черный. Появилось новое увлечение – пирсинг.

В родном городе Лесю считали хорошим пирсингистом, часто обращались. Под иглу шли уши, языки. Ни капли страха, аккуратная работа. Как настоящий мастер, пользовалась антисептиками и некоторым медицинским оборудованием.

Однажды ей пришлось столкнуться с одним из самых экстримальных видов пирсинга.

«Парень попросил сделать ему «корсет» на спине. Долго к этому готовились, расчерчивали на спине эскиз. Вся работа продолжалась около двух часов.»

«Не люблю, когда все слишком женственно.»

Образ «девочки-припевочки» обрубили на корню. В ее арсенале навыки в таких видах боевых искусств как ушу, рукопашный бой, тайский бокс, тхэквондо. Мало кто знает, что эта дама двукратная чемпионка республики по Вьет Во Дао.

С 5 лет Леся ежедневно посещала тренировки. Ей попался самый строгий тренер – её отец. Из его уст не раз доносилось: «Ну что ты как балерина, давай серьезнее». В ответ тихим шепотом Леся отвечала: «Пап, ну я же девочка…»

Не было такого, чтобы я не пошла на тренировку. В обязательном порядке, не важно, что со мной. Могла не прийти только если я в коме и, если ноги не переломаны. Но такая жесткая дисциплина пошла мне на пользу.

Девочка не была балериной, а вот душа её всегда надевала пуанты. В первый раз дотронуться к прекрасному Леся смогла в 11 классе, когда побывала в Большом театре оперы и балета на постановке «Ромео и Джульетта». Именно тогда зародился интерес к истории балета. Леся неустанно смотрела различные спектакли и экранизации в интернете. Даже первую стипендию в университете потратила на то, чтобы купить билет в театр и еще раз увидеть это чудо своими глазами.

В поисках себя Леся пришла в Институт журналистики БГУ. Студенческая жизнь заставила черную девушку задуматься всерьез о своем будущем, переосмыслить каждый шаг, сделанный ранее и направить себя в нужное русло. Большая смелось нужна человеку, чтобы вовремя признаться себе: то не моё. Дивные художественные тексты Лей Сан поражали меня своей глубиной и драматичностью. Но ее творчество не всегда соответствовало требованиям и журфак не стал тем местом, где она смогла реализовать себя. Ничего не оставалось, как пойти дальше. Не сразу я узнала, что «дальше», это значит к мечте.

Она хотела бы жить в Стране восходящего солнца. От боевых искусств, балета, аниме до особенностей японской кухни. Её мир – восток, её любовь – Япония.

«Наша самая главная обязанность – всегда держать курс в направлении самых сокровенных желаний», – Рендольф Боурн.

Сейчас Леся изучает тонкости японской кухни, работая поваром-сушистом. Имеет хороших наставников и коллектив, в котором чувствует себя на своем месте.

Теперь 12% её секретов мы знаем. Следующий очерк будет о скромной, воинственной и успешной девушке Лей Сан, которая передает привет из солнечной Японии.

 

Автор: Екатерина БЛАШКО

Фото: из архива героини

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *