Жалобы обвиняемых по «делу 17» начали рассматривать в Верховном Суде

В пятницу, 26 мая, в зале Верховного Суда начали рассматривать апелляционную жалобу приговоренных по самому громкому делу о распространении наркотиков в Беларуси. Приговор был оглашен в декабре 2016. Сейчас Верховный Суд начал проверку решений Минского городского суда и рассмотрит новые доказательства. Как оказалось, в деле есть важные данные оперативного учета КГБ. Слушания в отношении бывших сотрудников КГБ и ГУБОПиК МВД, а также главного фигуранта Константина Вилюги пройдут в закрытом режиме по ходатайству адвокатов (в т. ч. из-за засекреченных томов). Пока перед судом выступили защитники других обвиняемых.

Фото Сергея Балая

В зале Верховного Суда присутствовали родственники приговоренных и представители СМИ. Скамья обвиняемых была пуста. Чуть позже на запросы адвокатов прокурор ответит, что нет необходимости вызвать самих обвиняемых, в частности Вилюгу, потому что «вопросов к нему больше нет». До начала суда мать одной из обвиняемых (Ирины Семеняко) набросилась с ругательствами на фотографа:

— Вы крови хотите? Зачем Вы родителей снимаете? Снимайте тех, кого надо, а не тех, кто сидит несправедливо. Карпенкова снимайте.

— Женщина, это моя работа, — с тяжелым вздохом объясняет фотограф.

— Девочки, улыбайтесь! Ален Делон вас снимает! — мать Семеняко вела себя довольно вызывающе. — Снимите себя лучше и подпишите: «Я вру на каждом шагу». Женщина «выдала на орехи» и журналистам: «Интересно независимые СМИ проводят свои независимые расследования?»

Фото Сергея Балая

Не известно, насколько внимательно мать обвиняемой читает белорусскую прессу, но на сайте naviny.by это дело разбирает «по косточкам» отличный журналист.

Данные оперативного учета, о которых рассказал адвокат Дмитрия Веретенского, будут рассматриваться на следующей неделе, в закрытом для прессы режиме. Сам же Веретенский на одном из заседаний настаивал на открытом судебном заседании: «Пусть все видят, что здесь происходит на самом деле». Из слов в ходатайстве адвоката Веретенского, бывший сотрудник КГБ «общался с ним по своей профессиональной деятельности». Выходит, что Вилюга долгое время (предположительно с 2008 года) был осведомителем, а стал создателем крупнейшей сети психотропов в Беларуси под «крышей» трех оперуполномоченных. Сайт по продаже курительных смесей LegalMinsk был создан в 2011-ом.

На это замечание начальник наркоконтроля Николай Карпенков в интервью naviny.by отвечает, что “Вилюга довольно ушлый и грамотный человек: осведомлен о методах оперативно-розыскной деятельности. Кроме того, имеет огромные связи: «По телефону практически ничего не говорит. Общается по скайпу, что очень сложно отследить. Многие вопросы он решал при личной встрече»”.

Лейтмотивом в выступлениях всех адвокатов 26 мая звучало «приговор отменить, дело прекратить». Говорилось о процессуальных нарушениях, что и во время следствия, и во время судебных разбирательств на подзащитных оказывалось давление со стороны правоохранительных органов.

Адвокат Ирины Семеняко утверждал, что обвинение его подзащитной основано на предположениях. Напомним, что ключевой свидетель по делу Александр Громыко утверждал, что девушка Вилюги Ирина Семеняко имела дело с распространением наркотиков, общалась с клиентами по скайпу. На что Ирина Семеняко ответила: «Саша, я знаю, что оператором была твоя жена Алина. Если ты думаешь, что за нее будет кто-то сидеть, то ты ошибаешься».

обвиняемые Алина Терегеря и Ирина Семеняко

Адвокат Семеняко приводил доказательства, что ник в Skype, с которого от имени мужчины некое лицо вело переписку с покупателями, не идентифицирован как ник его подзащитной, при обыске квартиры не присутствовал защитник, а сумма, которая вменяется Семеняко за продажу наркотиков, даже не была обнаружена, «создана арифметически» и предположительна. Отношения Константина Вилюги с подзащитной, адвокат охарактеризовал как «личные и нестабильные».

Другая обвиняемая, Алина Терегеря, проходит по делу как руководитель преступной группы по Минску. Защитник обвиняемой указывала коллегии судей на грубые процессуальные нарушения, давление следователей и оперативных органов на его подзащитную: давать показания Терегеря отказалась. Адвокат ссылалась на показания Марата Багеля, где указала противоречия и неточности, а также на протокол осмотра квартиры обвиняемой, в котором есть исправления. Кроме того, показания сотрудников, составлявших протокол, расходятся. Доказательств, откуда в деле появилась сумма якобы дохода Терегери (чуть больше 21 миллиарда неденоминированных рублей), не приводится.

— Высокий Суд, при таком большом сроке (18 лет лишения свободы в колонии общего режима – прим.), не должно быть никаких сомнений в виновности. Подзащитная признает ошибку. Но 18 лет – это огромный срок. Приговор вызывает сомнения в его обоснованности и справедливости, — сказала в заключении адвокат Терегери.

Рассмотрение новых доказательств в деле продолжится на следующей неделе во вторник. После выступлений адвокатов Константина Вилюги и бывших сотрудников силовых структур слово дадут прокурору.

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *