Абсурд и сумасшествие

     Ощущение счастья эфемерно так же, как и глупые влюбленности. В принципе, все проходит, но только не меланхолия и безмятежные страдания, засыхающие на страницах кафкианских романов. Именно они — лучшее пристанище для потерявшихся, запутавшихся или просто потерявших ориентир людей. И даже если мерзко-дождливая погода за окном не помогает сосредоточиться на глубочайшем “уходе в себя”, тогда на выручку приходит все тот же кафкианский роман.
Говорят, ничто не вечно. Готова биться об заклад, ведь Франц Кафка настолько прочно обосновался в мировой литературе, что отголоски его непревзойденного стиля и сейчас доносятся со всех концов литературного мира. Последнее прочитанное мной произведение Саккоманно — яркое тому подтверждение. Этот аргентинский “дьявол” метко целился и все-таки попал: роман “Человек из офиса” написан в лучших традициях незыблемого Достоевского, смешанного с “Приглашением на казнь” Владимира Набокова. Однозначный шедевр, раз уж речь идет о системах, маленьких людях и предначертанности судьбы. Да, жизнь никогда не бывает снисходительной, особенно если ты всего лишь человек из офиса, не имеющий права даже на личное имя.
Обрывки коротких фраз, повествование от третьего лица, присутствие в жизни надзирателя, сплошные неудачи и повсеместные теракты — не могу сказать, что целью Саккоманно было создание праздничного настроения у читателя. Иногда в голову приходит мысль, что автор и не намеревается хоть как-то облегчить участь своего персонажа. Напротив. Кидая его в эпицентр лжи, предательства и полнейшего абсурда, писатель лишь сгущает и так не совсем радужные краски над небом унылого Буэнос-Айреса. “А может оно и к лучшему, — рассуждает Человек из офиса. — На фоне бедствий других людей свои собственные проблемы теряют значительность”. Не думаю, что чужие горести хоть как-то улучшили и без того серую жизнь героя, ведь его мир — сущий ад. И плевать, что вокруг умирают от взрывов — он сам уже давно мертвец.

Не знаю, стоит ли кому-нибудь рекомендовать эту книгу. Но кое-что я знаю наверняка. Попадая в лабиринт схемы, единственное, что ты можешь сделать — это сломать ее. А в остальном, или ты убьешь в себе остатки человека, или убьют тебя.

Саша КАМКО

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *