«Слёзы у цинковых гробов»

Умрём. Нет, мы улетим.
В хрустальное небо. В вечную, вечную радость…
(из книги «Хождение по мукам» А.Н. Толстой)

Двадцать восемь лет назад Советские войска покинули территорию Афганистана. В этом диком, горном крае погибло более 15 тысяч советских солдат, 273 пропало без вести, и ещё 53 тысячи было ранено или контужено. Некоторым погибшим не исполнилось и двадцати лет…
Сейчас про эту войну говорят мало, в памяти она останется лишь у матерей, не дождавшихся сыновей, домой, и у афганской земли, которая навсегда осталась пропитанной кровью советских солдат. Ни одна пламенная речь не сможет передать ощущений очевидца, поэтому для более точных и подробных описаний тех событий, вам помогут рассказы, авторы, которых попросили остаться неизвестными…

«Приказ простой: вставай, иди и умирай»
Война – вещь несправедливая. На войне сразу видно трусов и героев. Афган – это память до смерти. Какой бы она ни была. Расскажу несколько историй, чтобы помнили. Cовременные школьники ничего же не знают ни о войне в Афганистане, ни в Чечне…
Однажды мы пересекали горы в провинции Н. Солнце не щадило нас и пекло под 60 градусов. Плечи оттягивал рюкзак весом за 20 кг. Во рту пересохло. Некоторые шли и падали под ноги сзади идущим. Мы были в это время похожи на роботов, выполнявшие приказ. Вдруг стали слышны выстрелы. Я не сразу понял, что произошло. Только, когда на раскаленную землю упал мой товарищ, я понял, что на нас напали афганские моджахеды, а в простонародье – «духи». Ответный огонь заставил «духов» не рисковать и спрятаться за горами. Некоторые раненые падали в щели скал. Они были живые, и их ещё можно было спасти, но это было очень рискованное дело. Обстрелы продолжались около 23 часов. Нас осталось 12 человек. На подкрепление мы уже не рассчитывали. Мы понимали, что не продержимся и стали отходить к укрытию. Брали раненных и тащили по очереди, боясь уронить их в ущелье. Я хотел вернуться и вытащить несколько человек, но мне запретили это делать. Помню, кто-то сказал: «Это всего лишь пушечное мясо» Отходя на восток, были слышны крики раненых, их я запомнил надолго. До сих пор во сне их слышу. Утром прилетели «вертушки», но спасти удалось не всех… Страшно тогда было…

«Никто не хотел умирать»
Помню. К нам в роту приехал молоденький солдат, видно, что сразу после школьной скамьи сюда попал. Жалко его было. Жизни толком не увидел, юность свою прямо здесь и похоронил. «Меня не убьют на этой войне» – заявил он как-то. Мы все засмеялись, а он покосился на меня. У меня на груди криво висела золотая полоска за тяжёлое ранение. Пол-лица было в ожогах, другая половина — в запёкшихся ранах. Горел я тогда в боевой машине.
Воевал он с нами недолго. Перевели его в другие войска. Как-то узнавал я про него. Говорили, что он выживал там, где и выжить было невозможно. Однажды я его встретил. Рассказал он, что не раз уже был ранен и хвастался, что живучий. Но потом бесследно исчез. Я спрашивал, интересовался им, но никто ничего не мог мне сказать. Уже после войны узнал, что умер он в Афганистане. Не заметил «духа», который прятался за камнем, за его спиной. Две пули попали в спину, неприкрытую бронежилетом: одна вышла через живот, вторая застряла в груди. Разозлил он судьбу, вот и попался в её лапы. Теперь, вот, точно знаю, что людям дано очень хорошее свойство. Как бы мы не старались, мы никогда не сможем предвидеть, что с нами будет дальше. Если бы мы знали, то жить нам было бы очень-очень страшно…

«В войне не бывает выигравших – только проигравшие»
У меня есть старая форма. Та, которую носила армия Советского Союза. До сих пор её храню и надеваю 15 февраля (дата окончательного вывода советских войск из Афганистана). Остались на форме орденские планки, орден Боевого Красного Знамени, которое вручили мне за то, что я изменил план засады и благодаря этому мы успешно выполнили операцию. Орден Красной Звезды – месть «духам» за семь наших раненых солдат. Вот, еще одна Красная Звезда. Это, мы ходили в горный район, чтобы отвлечь на себя внимание «духов». Потом еще две юбилейных награды.… Сейчас, может быть, для некоторых наших граждан-это просто побрякушки, но не для меня.… За восемь лет войны в Афганистане мой батальон потерял 147 человек, но вот недавно слышал, что, например, в Чечне каждые 5 минут умирало 45 человек. Плохая статистика, ничего не скажешь. В 92-м нас, старых вояк, потихоньку выживали из армии, не давая нам готовить бойцов к настоящей войне. Мы не привыкли к такому отношению к своим солдатам. Мы писали рапорта и уходили. После войны нельзя было устроиться ни на одну приличную работу, в охранники и то, с трудом брали. Перебивались какими-то неофициальными случайными заработками. Так и выживали. Скоро будет тридцать лет, с тех пор, как последний советский солдат покинул Афганистан. Раньше собирались, поминали друзей, теперь остаётся одному пить горькую и перечитывать «Батальон, который не вернулся». Не интересуюсь современной политикой, мне не интересен, насколько упал курс доллара или евро, и какой президент в Америке. Для меня время остановилось там, на войне, когда я впервые столкнулся со смертью. Однажды в подъезде была разбросана какая-то газета. Поднял. На первой странице было написано, что в странах Европы разрушают памятники советских времен. Вспомнил Афганистан. Да, афганцы могут быть талибами, моджахедами, но в отличие от европейцев, они не могут быть подлецами. После вывода советских войск, не был уничтожен ни один памятник погибшим солдатам. Значит, еще помнят…

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

«Слёзы у цинковых гробов»: 1 комментарий

  • 25.08.2017 в 20:39
    Permalink

    Хорошо написано.

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *