Как пролюбить учёбу и не подать виду.


— Деус Вульт!
Именно так началось моё знакомство с журфаком.
Вернее, началось оно немного раньше. Ещё на летних курсах. Две недели нам давали ценные указания по тому, как сдавать вступительные и как лучше всего писать сочинение.
Наверное, это один из немногих ВУЗов в Беларуси, где существует внутренний экзамен. Но больше всего тогда переживал за ЦТ. В конце концов, именно от него зависело, поеду ли я учиться в Минск, или же поеду топтать плац. Где-нибудь в Спутнике.
— Ты кто вообще? – написала одна девушка, которая впоследствии станет моей одногруппницей.
— Я Фил. Или Ваня. Как удобнее.
С этого момента всё закрутилось.
За тот месяц я пережил многое – начиная банальным страхом из-за вероятности не поступить и заканчивая совершеннолетием. Да, меня полюбили однокурсники, но далеко не сразу. Обвинения в лицемерии, ненормальности… Всё это было, но в итоге мы привыкли друг к другу, и уже через неделю мы все желали одного – чтобы поступили все и никто не отказался от своей мечты.
— Никто не желает сходить со мной прогуляться? – спросил я как-то в один из тех дней. Середина июля, внутренние экзамены. До зачисления остаётся меньше двух недель.
Я знаю, что могу не поступить. Недобрал немного баллов на ЦТ. Огорчен. Но не нахожу лишних поводов унывать, поэтому зову их встретиться и поговорить по душам. Отзывается лишь один человек. Артём.
На самом деле его зовут не так. Но какая к чёрту разница, если он на это не обижается?
Я не помню, о чём мы говорили тогда. Но я помню ту пачку красного «Лаки страйка», которую купил после бара. И то, как мы разговаривали о жизни, сидя на лавочке возле берега Свислочи. Это был первый человек, с которым мне довелось встретиться вне университета. И я благодарен ему за то, что он тогда выкроил время на то, чтобы поговорить.
Бешенный июль. Куча новых знакомств. Практически каждый день приезжал домой под ночь. Сейчас не могу вспомнить какой-то конкретный день только из-за того, что весь тот месяц пронёсся как один длинный день.
В итоге я поступил. Да, на платное, но какая теперь разница?
Сентябрь.
Помню его достаточно размыто. Тогда было много лекций, на которых очень хотелось спать. Тогда я отпраздновал юбилей отца. Человека, который является для меня всем, хоть мы и не особо общались последние восемь лет.
А ещё я помню большие игры в мафию на десятом этаже общаги. Кажется, именно тогда я познакомился с большей частью старшекурсников.
А ещё помню, как жил один в комнате. Одиночество – прекрасная вещь, но даже она надоедает. И как я был рад узнать, что моего приятеля с летних курсов заселяют в комнату со мной. А ещё ко мне в комнату заселили печатника, который впоследствии стал одним из главных мемов факультета. И магистранта, который рассказывает нам, как лучше всего сдавать экзамены. Ну и, конечно же, восхитительные истории из общажной жизни. Куда же без них.
Впрочем, у меня тоже появилось много таких историй.
Октябрь.
День первокурсника.
Не желая светиться на сцене, я согласился выступить голосом. Помню только, как волновался, читая текст по памяти. И как радовался, когда декан объявил нашу специальность победителями в Капусте. Чёрт, кажется, никогда так не радовался.
Ноябрь.
Месяц, когда меня почти выселили. Дважды
Знаете, это тот момент, когда ты лежишь в комнате, слушаешь музыку, а потом тебя выселяют за то, что у вас на кухне сидел бухой нелегал.
В момент, когда нас вызвали к коменданту, я уже спал. Почувствовав хлопок по плечу, поворачиваю голову и вижу своего приятеля из службы безопасности. «Фил, собирайся, вас к коменданту вызывают».
— Артём, иди к чёрту… — вот первое, что пришло мне в голову после пробуждения.
Если бы всё было так просто, лол. Подняться всё равно пришлось – комендант ждать не любит. Единственной проблемой оставался мой сосед. Будучи убуханным в дрова, он мирно посапывал, пока мы с Артёмом решали, что же с ним делать. В итоге было решено, что будить его, а тем более вести вниз, не стоит.
Внизу мы просидели около часа. Когда же замком оперотряда вышел из комендатуры, он сказал, что акт будет составлен на весь блок.
Удивительно, но мы тогда каким-то образом выкрутились. Хотя вторая попытка выселения не заставила себя долго ждать. Но это уже не такая интересная история, пожалуй.
Гей-клуб. О да, в столице существует гей-клуб.
Ещё в сентябре препод сказала мне сходить туда и взять интервью для материала по теме. Плохая идея, на самом деле.
В ноябре я нашёл веский повод сходить туда. Сходить туда и получше узнать эту закрытую тусовку. И только после этого я заставил себя взять интервью.
Впрочем, история о клубе – отдельная поэма. Может быть я расскажу её. Но не сегодня.
Декабрь.
Месяц, когда я почти всё пролюбил.
Не так важно, что произошло в моей жизни. Важно то, что я попал в глубокую долговую яму.
Знаете, это тот случай, когда из-за навалившихся вдруг забот ты работаешь ночью, а к утру засыпаешь и не идёшь на пары. Вот со мной случилось точно так же.
К Новому году я почти закрыл все зачёты. Кроме двух. И они сыграли со мной злую шутку.
К слову о Новом годе, я совершил большую ошибку, когда решил остаться в общаге. По сути я бы встретил его всё с той же мыслью о надвигающейся сессии, но теперь со мной хотя бы были друзья. Жаль, что мне не хватило мозгов уехать домой.
Январь.
И вот я сижу в запыленной комнате общаги. Сижу, допивая очередную чашку кофе, и пишу этот текст. За мной висит уже три пересдачи. И есть вполне неиллюзорный шанс отхватить четвёртую.
Первая была из-за этих самых двух зачётов. Недопуск и автоматическая пересдача. Хах, смешно звучит. А на деле вообще не смешно.
Ну а с остальными… Что же. Остальные, наверное, вполне заслужены. А может и нет. Я не знаю, если честно. Да и какая теперь разница, когда я всё ещё рискую потерять всё?
Я поведал эту историю тебе, читатель, лишь затем, чтобы ты не повторял моих ошибок.
Впрочем, даже если сегодня последний день, который я проведу с однокурсниками, то я не жалею о том, что было. Я в любом случае вернусь к ним.
Ну а если же госпожа Фортуна даст мне второй шанс… Что же, значит, самое время что-то менять.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *