Кто подставил Франциска Скорину?

Постановка “Кар’ера доктара Рауса” оставила после себя интересные эмоции. Собственно, я и подумать не мог, что история жизни Франциска Скорины, поставленная на театральной сцене, сможет оказаться настолько интересной и, к тому же, смешной. Хоть автор Виктор Мартинович и говорит, что это неточная трагикомедия, за основу взяты реальные события, факты и теории, которые действительно имели место быть. Например, в конце спектакля Франциск оказывается садовником при дворе чешского короля — именно там он провел остаток жизни, согласно одной из многочисленных теорий.

Скудные декорации в виде алюминиевых стеллажей, не убирающихся на протяжении двух действий, казалось не смогут справиться со своей задачей: погрузить зрителя в атмосферу 16-го века. Так бы и произошло, но игра актёров была настолько хороша, что её хватило для полного погружения, а стеллажи, то и дело меняющие свое расположение на сцене, лишь дополняли картинку.

Звуковое сопровождение выглядело странно, достаточно нелепо. Многие скажут: “Это юмор”. Прошу меня простить, но нет. В контексте событий это действительно смотрелось глупо и вызывало улыбку лишь от неожиданности и неадекватности происходящего. Сейчас я говорю конкретно про саундтрек, который сопровождал героя в его путешествии по России. Именно этот момент испортил впечатление о всем звуковом оформлении постановки.

Но помимо декораций, звука и актёрской игры в любом произведении должен быть какой-то смысл. Так события неточной трагикомедии “Кар’ера доктара Рауса” — это не просто забавный пересказ судьбы белорусского первопечатника, а повествование о формировании белорусского этноса, культуры и языка. Попадая в разные ситуации, Франциск задаётся вопросами: кто он такой? На каком языке он говорит, пишет и думает? В Польше его называют русским, в России — поляком. Сам же гуманист не относит себя ни к тем, ни к другим. Он лишь догадывается, что названия его народу ещё не придумали, как бы намекая на свое белорусское происхождение.

Как самостоятельное государство, Беларусь существует недолго, поэтому люди часто говорят о белорусском языке как о молодом, но уже мёртвом, без прошлого и будущего, но “Кар’ера доктара Рауса” даёт понять: наша “мова” существовала более пятисот лет назад, возможно, задолго до появления на свет великого белорусского первопечатника и гуманиста Франциска Скорины, а может и нет.  А тот факт, что люди могут аплодировать стоя спектаклю на белорусском, доказывает, что наш язык действительно живёт.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *