О возвышенном бесчестье и униженным благородстве

Рецензия

Описанием четырех видов страха начинается спектакль «Забыть Герострата»: страх задумки действия, страх во время действия, страх перед богами и страх перед смертью. Но в основе постановки лежит вовсе не один из этих видов, а другой, неназванный прежде страх – страх перед забвением.

«Твое имя будет забыто» — «Мое имя будет в веках». Нельзя не согласится с этими словами Герострата. Но на что готов пойти человек, чтобы не быть забытым? Какие грани переступить, как далеко зайти? Посягнуть на святое, сжечь храм, разрушить 120 лет работы за одну ночь. Можно ли оправдать Герострата? Он просто обычный неудачник, который не смог создать того, за что его могли бы помнить, и потому разрушающий чужие достижения. Как он сам говорит, судьба была неблагосклонна к нему. Но разве не везет тому, кто везет? В его стремлении к увековечению самого себя ярко просматриваются такие пороки человеческой души, как гордыня и тщеславие. Ставит себя выше других людей, говоря, что «люди не прощают тех, кто умнее их», сравнивает с Прометеем. Хотя что ему? Его философия основывается на принципе: «Делай, что хочешь, богов не боясь и с людьми не считаясь». Во втором акте произошла наглядная смена настроения. Тот самый человек, представитель народа,

который в начале спектакля клялся убить Герострата, начал ему подражать. Герострат смог из темницы управлять народом лучше, чем это делал его царь.

Порок тщеславия просматривается и у Клементины. С первого взгляда не самая далёкая женщина, оказывается очень умной. Не даром она так быстро меняет свое мнение о Герострате после предсказания жрицы Эриды. Она легко манипулирует своим мужем, придумывает, как использовать Герострата в своих целях. Ради славы она готова, как и Герострат, на все, даже на продажу своей чести, своего достоинства.

Первое впечатление обманчиво и в отношении царя Тиссаферна. Не больно умен, ребячится, постоянно заедает виноградом свое волнение. Однако это с его уст звучит знакомая всем фраза: «Когда говоришь, что думаешь, думай, что говоришь». Это он распространяет работы Герострата и это он убивает стажа, единственного свидетеля измены Клементины, которая могла унизить царя в глазах его подданных.

Антагонистом всех этих героев, как мне кажется, можно назвать архонта Креона. Единственный, кому за время спектакля сказали присмирить гордыню, и единственный, кому это не было нужно. Справедливый и покорный, он один из немногих, кому было важнее благо народа и Эфеса, чем собственные интересы. Кто же будет забыт? Именно он, именно благородство будет подвержено забвению.

Где справедливость? А ее нет. Остался без славы и упоминаний не только Креон, забыты и те люди, которые воздвигли и восстановили после пожара храм Артемиды Эфесской. В вечности остался лишь громкий крик: «МЕНЯ ЗОВУТ ГЕРОСТАТ…»

print



Теги:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *