Эссе про искусство. Дань мастерам и простые истины

Новости

Пару лет назад в ассоциативном ряду мимо меня пронеслись бы картины великих творцов и статуи эпохи Возрождения. Искусством называют все, что можно увидеть в музеях, или о чем говорят на курсе МХК. Но сегодня я теряюсь и впадаю в ступор. Понятие шедеврального сильно расплылось.

Все ли искусство привлекательно? Вспомните Гойя и его картину «Сатурн, пожирающий своего сына». Или «Отрубленные головы» Жерико. Жутковато. Таких примеров сотни, но от их неприглядности, они не перестают быть признанными иконами мастерства. Зеваки до сих пор съезжаются на «Дору Маар» от Пикассо и восхищаются страшной красотой. А вы видели этот андеграунд? То, что продают за миллионы, обзывая «новым веянием»? Выходит, не все искусство пышет великолепием.

Если уродство можно назвать искусством, все ли красивое сюда относится? «Сотворение Адама» от руки Микеланджело, «Поцелуй» Климта и безмятежная улыбка Джоконды. Ещё тысячи картин и великих произведений, тонны камня и мрамора, которые видели пот, слезы и кровь. Давайте на секунду выбросим это из общего расчёта. Какая из существующих простых вещей будет названа «искусством»? Луч солнца, неровно упавший на подушку. Робкие босые шаги по пыльному полу. Резкий порыв ветра, колышущий занавески. Упавший розовый лепесток и слегка позеленелая вода. Красиво? Да. Искусство? Кто знает.

Законно ли вообще называть этим словом то, что не создается мастерами в напряженном молчании? Стоит ли говорить так только про художества, – плоские или объемные – которые непременно поместят в музей. Есть вещи простые, обыденные и повседневные. Их даже не замечаешь порой и не хочешь видеть в этом прекрасное.

За время учебы в университете, я научилась видеть вещи иначе. Честно скажу, самой бы мне это едва ли удалось. Но мне повезло познакомиться с чудными людьми, которые умеют останавливать время.

Знаете это вечное «чем дольше смотришь на картину, тем больше видишь в ней?». Меня научили смотреть на повседневность. Обычные разговоры обрели смысл. Неловкие взгляды вдруг стали милыми и такими настоящими. Робкие касания стали значить чуть больше. Шутки. Смешки. Чихи. Улыбки. Широкие жесты руками и внезапные столкновения. Повседневность? Определенно. Красивая? Очень.

А еще поправлять волосы и закусывать губы. До скрипа обнимать родного человека и верить, что это навсегда. Вместе прожигать молодость. Гонять по городу на бешеных скоростях и дрифтить по снегу. Смотреть кино под открытым небом и бросать попкорн в соседние машины. Ночью поехать на озеро купаться голышом. Напиваться до упаду, и кричать прохожим всякие глупости. Играть в догонялки и валяться на траве. Подпевать гитаре у костра и прыгать на взрывных концертах. Обмазываться мороженным и щекотаться до боли. Изъездить тысячу городов и бросить монетку с каждого встречного моста. Вслух загадать желание быть все время вместе, глядя на падающую звезду. Целоваться, что бы ни происходило. И всегда горячо любить, даже если это в последний раз.

Разве все это нельзя обозвать искусством? Разве в этой естественности не кроется самое важное? Давайте предположим, что нам разрешили. Что мы в край обнаглели и поставили на весы «Девочку с персиками» и чьи-то размытые снимки на айфон. Закидайте меня камнями, выгоните из страны и запретите говорить следующие тридцать лет. Но я правда считаю, что нынешнее искусство творится здесь и сейчас. Оно в каждом вашем (даже самом нелепом шаге). Оно в каждой фразочке и каждом фирменном жесте. Оно в ваших словах и мыслях.

Искусству даже не понадобилось пробираться к вам под кожу, чтобы доказать свое могущество. Вы родились с геном прекрасного в жилах. Это внутри. И пусть сегодня ваш гений берет пастель и рисует складки, или напротив, хватает черный и разливает желчь  – он в вас.

Сложно сказать, сколько еще лет мы будем спрашивать, что такое искусство, и не замечать: настоящее искусство – это мы.

 



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *