Неполноценная помощь. Социальное такси не дает возможности своим пассажирам увидеть родных.

Новости

Ириной Ивановной Прочаковой, 68 лет – инвалид первой группы:

— Я живу с дочерью. И, конечно, она мне помогает.С работы она заезжает в магазин, часто встречает меня на машине из поликлиники. После диализа нас развозит скорая помощь 9-ой больницы. И эта дорога для меня – серьезная преграда, для преодоления которой обязательно нужна поддержка.

Мой сын живет в России, в Перми и работает юристом. Я часто рассказываю ему про социальное такси, и он просто в восторге. Говорит, что в России такого нет. Диализ сделали для белорусов бесплатным, это же с ума можно сойти. Мы очень благодарны за это.

Как часто вы пользуетесь социальным такси?

— Постоянно.

Легко было найти общий язык с водителями?

— Нужно отдать им должное. Я даже не прошу о каких-то изменениях в обслуживании относительно меня, они сами на это идут. Допустим, я раньше, выходила к автобусной остановке, где было удобнее останавливаться машине. Потом, водители заметили, что дорога к остановке начала мне труднее даваться, и приезжали уже к самому подъезду. А сейчас вообще ставят машину к бордюру, чтобы на первую ступеньку мне было легче входить. Открывают дверь. В последнее время, даже объезжают второй корпус моей поликлиники, делают огромный круг и останавливаются у пандуса, чтобы мне меньше по ступенькам подниматься.

У вас есть фаворит, если не секрет?

— Миша. Он настолько аккуратен, у него всегда идеальная чистота в машине. У меня такое ощущение, что ее только вымыли. И всегда аромат. Если сирень цветет, то он возит букетик сирени. Ландыши тоже были, но меня покорил букет из веток липы. Это такие милые детали, которые, например, меня радуют. И я думаю, это же надо, таких добрых душой водителей подобрали из коллектива автопарка. Не каждый может быть столь внимателен к индивидуально каждому.

Я как-то ездила к офтальмологу в 10-ую поликлинику, и мне нужно было еще часа полтора ждать, пока приедет машина. Так водитель освободился, проезжал где-то рядом и звонит: «Вы свободны уже?».Это полностью их инициатива. Говорит: «Только по дороге Настеньку заберем». Она тоже инвалид.

В понедельник за мной приезжал Виктор Казимирович. Он более пожилой и сам по себе, чувствуется, человек более грубоватый, но к нам относится очень внимательно. Он не будет каких-то ласковых слов говорить, но предельно профессионален. И подъедет как надо, и станет как надо.

Неужели ни разу не было конфликта?

— Нет. Если опоздаешь, даже на две минуты, тебе сделают выговор, вроде: «Мы конечно, Ирина Ивановна, извиняемся, но у нас график». А если опоздаешь уже больше, чем на две минуты, они построже будут.

Чтобы вы изменили в обслуживании?

— Машина может доставить только в медицинские центры. А иногда так надо. Например, моя мама, которой было 94 года, жила в Смолевичах. Это 35 километров, вроде не далеко, но вот уже – нельзя. И я не могла никак навестить маму. Если  бы изредка можно было такой заказ выполнять. Это острая необходимость. Или иногда в аптеку съездить за лекарствами. Купил, и тебя обратно привезли. Я еще могу сходить в Евроопт, который рядом, но опять же только с посторонней помощью. Там тележки, держишься двумя руками и можно нормально по магазину пройти.

Все ли с пониманием относятся к людям с ограниченными возможностями?                                                                                                       

— Не все. Однажды я стояла в очереди в обменный пункт. Там небольшая она была, несколько человек. Но я не могла тогда долго стоять, сесть негде и я попросилась пройти вперед, объяснив, что у меня 1-ая группа. Все нормально отреагировали, а одна женщина, боже, как она ко мне прицепилась. Я зашла обменять белорусские рубли на доллары, небольшую сумму. И она: «О, доллары покупаете и вообще, я сомневаюсь, что у вас группа». Тогда я достала свое удостоверение инвалида и показала ей. Она вырвала его из рук и начала возмущаться: «Это не вы, мой дедушка был инвалидом, он лежал, не поднимался, а вы тут еще и доллары обмениваете». Я, конечно, поблагодарила ее за комплимент. Значит, еще хорошо выгляжу, если она не поверила, что у меня первая группа.

Бывает, люди с пониманием относятся, а бывает, наоборот, с какой-то агрессией.

Несмотря на свой возраст и первую группу инвалидности, бодрости у вас хоть отбавляй. Молодежь может вам позавидовать.

— Я радуюсь тому, что еще что-то могу. У меня очень заботливая сестра. Только я встану из-за стола, она сразу берет меня под руку вести в другую комнату. Я могу сама. Мы с ней здесь согласий не находим. Говорю ей: «Я хочу быть сильной».

Сталкивались с грубостью работников социального центра?

— Как говорят: любой театр начинается с вешалки, а любой социальный центр – с вахтера. На уровне этого самого низкого по статусу социального работника – недоброжелательность.  А обратись к директору, он тебя всегда поймет.

Где не идут навстречу, так это в кабинете материальной помощи. У них задача такая — защитить государственные средства. И они, поэтому, вынуждены отказывать. Я понимаю, это их работа.

На вопросы, касающиеся принципов работы социального такси, ответила начальник управления социальной поддержки населения – Демидова Диана Александровна:

— Наша служба действует уже с 2011 года и продолжает свою работу до сих пор. Мы стали родоначальниками в этом вопросе.

Кто может воспользоваться бесплатной услугой социального такси?

— На безвозмездной основе, в соответствии с решением мингорсовета, воспользоваться социальным такси могут инвалиды первой группы, дети-инвалиды до 18, колясочники и инвалиды второй группы старше 70 лет с пенсией, которая не превышает 1.5 размера прожиточного минимума.

Какие цены предусмотрены для людей, которые не попадают под эту категорию?

— За машину платят только инвалиды второй группы старше 70 с пенсией, превышающей 1.5 размера прожиточного минимума. В таком случае они платят 15% от базовой величины. А это на сегодняшний день – 3 рубля с копейками. Эта сумма фиксированная и не зависит от километража. Для того, чтобы заказать машину, необходимо позвонить в центр и оставить заявку с указанием времени, когда необходима доставка.

Сколько всего социальных машин?

— 19.

Был небольшой конфликт, когда чиновников не устраивало, что инвалиды часто пользуются социальным такси. Есть ли какой-то лимит поездок?

— Все предусмотрено. На гемодиализ пассажиры ездят без ограничений. Они введены на объекты торговли. Потому что доходило до того, что люди ездили в магазин и просто мониторили цены. Может, понадобится срочно отвезти кого-то в учреждение здравоохранения, а машина занята.

Чем отличается медицинское такси от социального?

— Медицинское такси развозит пациентов с обследования. Социальное же – доставляет их.

Никто не проявляет инициативу в создании частного такси?

— Может и проявляют, но через наш орган не проходят. Есть частные службы, которые осуществляют перевозки даже колясочников, но они не регистрируются.

Осуществляется ли доставка детей-инвалидов в детский сад?

— Такая услуга не предусмотрена. В центрах коррекционно-развивающего обучения и реабилитации есть свои автобусы. Мы возим бесплатно детей-инвалидов, но каждый день развозить их по садам – у нас нет такого количества машин.

Сколько в месяц в основном осуществляется заявок на услугу?

— Точных цифр я вам не назову, но за первое полугодие 2017 года было выполнено 33000 заявок.

Будут ли в ближайшее время повышаться цены на услугу?

— Нет, она прописана решением.

Помимо медицинских центров пассажиров больше никуда не возят. Будет ли предоставляться возможность хотя бы раз в месяц отвезти пассажиров, ну, допустим, к родственникам?

— Начнем с того, что эта услуга не отменена. Есть достаточно большой перечень, куда людей, помимо учреждений здравоохранения, может доставить социальное такси. Предусмотрено не больше 5-ти раз в месяц ездить в поликлинику. Но если там курсы реабилитации 2-3 недели и нужно появиться там 14 раз, то мы и отвезем 14 раз. Ограничений нет. Людей с ограниченными возможностями могут не более 2-ух раз в месяц отвезти в аптеку, ЖЭС, различные организации связи, 2 раза в год – на кладбище. Также предусмотрена доставка в радиусе Минского района. Мы ничем не ущемляем своих пассажиров. Звонки с жалобами не поступают. Если какая-то крайняя мера, человеку навстречу пойдут всегда.

После беседы с начальником управления социальной поддержки населения мы сообщили Ирине Ивановне о том, что она имеет право бесплатной поездки в ту же самую, например, аптеку. На что она ответила:

— О том, что нет никаких ограничений, говорят только журналистам. На деле нам отказывают в таких поездках. Я решила спросить об этом у водителей, они сказали: «Нужно быть настойчивее, тех, кто добивается, мы возим».

 



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *