Помнить нужно всегда. Монолог ветерана

Важное Новости

Мы вспоминаем про ветеранов обычно к 9 мая или 3 июля. Но ведь война не длилась один или два дня. Это великий подвиг, о котором стоит помнить всегда. И потому мне захотелось поговорить с одним из ветеранов.

Н. А. Мазаник

Монолог Николая Александровича Мазаника о своей жизни:

«Я родился в деревне Равнополье, это недалеко от Минска, в 1922 году. На самом деле родился 24 апреля, но по паспорту 3 сентября. Всё из-за того, что в 1941 был ранен и когда в отделе кадров Уральского военного округа выдавали новые документы, ошибочно вспомнил не ту дату.

Окончил я 7 классов в школе в Равнополье. Летом к нам в школу приезжал пионерский лагерь из Минска. Там каждый год отец работал шеф-поваром, а меня приглашал как гармониста. Директор пионерлагеря и по совместительству директор 32 школы, зная, что в Минске есть родственники, пригласил меня учиться к ним. Там я учился 8-10 классы. После окончания решил поступать в Московский авиационный институт. Поехал в Москву сдавать экзамены. Математику сдал на 5, а вот с русским всегда было не очень, т.к. первая школа была белорусскоязычной. По русскому получил 3. В итоге в институт не прошёл.

Вернулся я в Минск в 1939 году. В это время вышел закон на всеобщую воинскую обязанность. Начался призыв, всех моих друзей позабирали в армию. А меня нет, потому что было 17 лет, а призыв с 18. И тогда как раз создалось Минское военно-пехотное училище (ныне Суворовское училище). Пошёл подавать документы туда. Брали вообще с 7 класса, а у меня уже есть среднее, потому сразу отправили на медосмотр. По состоянию здоровья оказался годен, и меня зачислили курсантом.

Курсант Н. А. Мазаник

Учёба была два года. Первый год мы были в Минск, а на второй год переехали в военный городок Боровка возле Лепеля. В начале 41-го нас отправили в Архангельскую область, доучиваться и сдавать экзамен. В июне мне присвоили звание лейтенанта и направили вместе с группой из 5 человек в Ленинград. Приехали туда, назначили в полк. И через несколько дней после прибытия оповестили о войне.

В августе 41-го года я первый раз был ранен.  Нас сначала погнали на Москву, но там дорогу уже перекрыли немцы и нас отправили обратно. После этого оказался в госпитале в Ижевске. Вывезли последним эшелоном.

Там уже получил назначение в Москву. В декабре вновь был ранен и оказался в госпитале в Иваново. Из Иваново нас направили в Калининский отдел кадров. Когда уезжал, прокричал: «Жив буду!». Так и получилось, остался жив.

В Калининском отделе кадров встретился с комендантом Минска. Он у меня ещё спрашивал, узнал ли я его, уже после того, как рассказал, что из Минска. Я ему отвечал, что был прилежным учеником и не попадал в такие места. Потом он предложил мне служить в батальоне охраны. Подумал, что штабы там находятся километрах в 10 от города, пули и снаряды туда не попадают. Не война, а чуть ли не санаторий. Да и с моими двумя ранениями. В итоге согласился, можно сказать, окончил всю войну в этом батальоне.

Последняя должность во время войны у меня была комендант наблюдательного пункта Баграмяна в Кёнигсберге. Большая  и ответственная должность. До этого тоже был комендантом наблюдательного пункта, но в Беларуси.

Как-то в Кёнигсберге, как комендант, я должен был встретить Новикова – главного маршала авиации Советского Союза. Он говорит на КПП (прим. Контрольно-пропускной пункт): «Идём на НП (прим. Наблюдательный пункт). Сейчас 500 бомбардировщиков будут бомбить Кёнигсберг». Пошли на НП. Действительно, бомбили. Уже после весь город затянуло дымом, ничего не было видно. После этого Новиков сказал мне, что больше тут делать нечего, собрал свою свиту и отбыл.
После войны я продолжал служить до 1969 года. Служил в Прибалтике. Назначили меня военкомом в городе Тельшяй в Литве. Пришлось освоить литовский язык. Бывало, приходили люди, начинали говорить на русском, а я вижу, что им сложно. Уже сам переходил на литовский и они за мной. Так и вели беседы. Прослужил я на должности военкома больше 12 лет – в разных городах Литвы.

Н. А. Мазаник в 1970-ых

Потом уже, отслужив довольно долго, пришёл к генералу, подал рапорт на увольнение. Всё тогда шло в Москву. Оттуда уже пришёл ответ, что буду служить в запасе. И могли меня направить в 6 разных городов. Пришлось отправлять копию аттестата из 32 школы. Ну и тогда меня уже закрепили за Минском. Вот так я вернулся сюда.»

print



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *