Моя малая родина. Кобрин в срезе веков

Абитуриент Культура

Родина… Громкое слово, гордое, святое. Но когда слышим его, о чём думаем первым делом? Я, например, сразу вспоминаю о войне. «Защищай Родину. Сражайся за Родину. Умри за Родину». Наши дедушки и бабушки выросли на этих словах. А мы выросли на книжках, которые беспрестанно их повторяли. Однако кто объяснит, что такое Родина? До куда простирается наша с вами Родина? Это территория Беларуси? А как же братские страны: Россия и Украина? Там же всё такое родное, славянское. Сложные вопросы. Есть ли на них правильный ответ? Я не знаю.

Зато я знаю, что такое малая родина. Звучит уже не так громко и пафосно, правда? Но душа тоненько шепчет: «Моё, настоящее, самое близкое и дорогое». Я не хочу привязывать понятие малой родины к какому-то определённому административному району. Даже мой родной маленький город Кобрин площадью чуть больше тридцати квадратных километров я не изведала полностью. Есть улицы, о которых я слышала всего пару раз в жизни, есть дома – для кого-то целая жизнь – для меня очередная обшарпанная пятиэтажка. Восприятие основывается на воспоминаниях, поэтому своей малой родиной я могу назвать лишь те места, к которым у меня есть эмоциональная привязка. В глубине моей улицы есть маленький дворик со скрипучими качелями, на которых я в детстве плакала каждый раз, когда получала плохую оценку в школе. Тяжело, наверное, человеку назвать эти облезлые качели родиной, но для меня они были убежищем, местом, где я могу оставить свою боль, поэтому они – моя родина, пусть и малая, крошечная, можно сказать. А люди? Когда мы улетаем за границу или просто в другой город, не за людей ли болит сердце? Сравнивая, сколько раз я вспоминаю те самые качели и свою маму, всего три дня находясь вдали от дома, вывод напрашивается сам: «Человек – моя родина». Долго можно говорить абстрактно, разглагольствуя и выстраивая теории. Лучше один раз увидеть, чем сто услышать. Поэтому давайте я устрою вам экскурсию по моему родному городу, моей малой родине, по моему Кобрину.

Мои слова, конечно, прозвучат субъективно, но мало есть в Беларуси таких городов, как Кобрин, ведь здесь таинственным образом наложились друг на друга пласты истории. Век за веком мы можем проследить по памятникам, по архитектуре историю не только отдельно взятого города, но и всего государства.

Первое упоминание о Кобрине относится к 1287 году, когда князь Владимир Василькович завещал его своей жене Ольге Романовне. Вылитые в бронзе супруги стоят на главной улице города, благословляя его. Представляет ли этот факт и этот монумент какую-либо ценность для кого-то кроме историков и любителей-энтузиастов? Давайте не будем врать: очень вряд ли. А если я скажу, что вокруг этого памятника расставили лавочки, на которых любят сидеть молодые парочки и бабушки, утомившиеся после воскресной службы в храме неподалёку, маленькие дети обожают лазить по монументу и сотни раз объезжать его на трёхколёсном велосипеде, работники стоящего рядом райсполкома в свой обеденный перерыв выпивают кофе в тени елей, укрывающих князя и княжну от летнего зноя. Неужели всё ещё ничего не значит? Тут ведь вершатся судьбы: люди встречаются и расстаются, влюбляются и разочаровываются, смеются и плачут – всё под бдительным оком супругов, которые дали Кобрину жизнь.

Особенным Кобрин делает и, вы только представьте, памятник каналу! По сути, обычная такая, среднестатистическая канавка, а загляните глубже – первый мелиоративный канал на территории Беларуси, который королева Бона Сфорца приказала построить ещё в XVI веке. Назван он в честь своей создательницы – канал Бона. Именно там проводят рассветные часы рыбаки, расположившись с удочками по всему периметру нашей местной достопримечательности. Однако не так всё просто с Боной, как вы могли подумать. В «лихие» 90-е в нашем городе существовала банда именно под таким названием. Парни, состоящие в ней, брили головы, слушали режущую ухо музыку и доставляли множество проблем правоохранительным органам. Парни выросли, стали мужчинами и остепенились. Один из предводителей этой группировки стал «большим» человеком и на свои средства построил в Кобрине гостиницу, дав ей красивое имя «Бона». Нам, простым смертным, остаётся лишь догадываться, связано это с великой королевой польской или с бурной молодостью данного человека.

Не обошли наш маленький городок и войны. Вообще, кажется, у Беларуси такая участь – становится ареной боевых действий для великих держав. С Запада на Восток и с Востока на Запад век за веком шли войска: крестоносцы, татаро-монголы, поляки, россияне, шведы, французы, немцы и вновь поляки, а потом вновь немцы. И всё это наши предки пережили: стиснув зубы и закатав рукава. А потом на опустошённой земле взращивали стабильное и счастливое будущее для нас – их потомков. К сожалению, лично благодарность большинству из этих людей выразить мы не можем, но мы можем увековечить их подвиг. В Кобрине есть монумент, посвящённый отечественной войне 1812 года, несколько памятников связанных с подвигами белорусов в годы Великой Отечественной войны, а также войнов-интернациолистов в Афганистане. Кобринчане чтят своих предков, тех, кто положил свои жизни за мирное будущее потомков.

                              

Долго ещё можно говорить о достопримечательностях Кобрина (для города с населением в 50 тысяч человек их довольно много), но что такое современные фабрики, заводы и развлекательные комплексы, по сравнению с воспоминаниями? Лично для меня, маленькая полянка в парке имени Суворова, где мы с друзьями всегда устраиваем пикники, куда важнее Ледового Дворца или аквапарка, которые, на секундочку, занимают отдельную нишу в экономике города.

Когда я спросила у папы, какое его любимое место в Кобрине, он без раздумий ответил: «То, где мы с твоей мамой познакомились». Случилось это в старом здании милиции, которое теперь стало монастырём, и куда мама девятнадцать лет назад пришла, чтобы пройти практику. Задав аналогичный вопрос маме, я услышала с теплотой в голосе сказанное: «Квартира твоей бабушки, конечно». И как можно сказать ей что-то в противовес, если абсолютно понятно и логично, что дом, где прошло твоё детство, где пахнет блинчиками и мятой и где тебя всегда ждёт поддержка и любовь – самое любимое место не только в городе, но и во всём мире. Квартира со старенькими белыми занавесками, материнские объятия, смех детей – это ли не родина, это ли не счастье?

У меня впереди долгий путь: я собираюсь поступить в университет, отучится в Минске и остаться там работать, но совсем недавно я поняла, что умирать приеду в свой родной город. Вам странно слышать такое от семнадцатилетней девушки, а мне странно думать, что где-то в мире есть место лучше для спокойной старости и познания себя, чем Кобрин. Тут я родилась, заговорила, пошла и впервые влюбилась. Тут же я надеюсь загаснуть лет в сто, оставив после себя неизгладимый, греющий сердце близких людей свет. Потому что этот город – моя родина. И, знаете, всё-таки совсем она не малая и не крошечная, она размером со вселенную, размером с человеческое сердце.

print



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *