В 11 лет уехала на север без мамы. Как складывалась карьера Анны Викторовны Горбацевич

Главное Универ

Заметили, что эта неделя — кладезь отработок по физкультуре. В перерыве между матчем Европа-США и полумарафоном публикуем для вас интервью с журфаковским легкоатлетом. Это старший преподаватель кафедры физвоспитания и спорта Горбацевич Анна Викторовна. Она рассказала нам о своей карьере. А заодно объяснила, почему физкультура важнее зарубежки и надо ли идти на полумарафон, если ты ни разу не выходил на пробежку этим летом. 
Фото: Иван Ревяко

 

Я маленькой, хрупкой девочкой в куче слоев одежды, с сумкой в руках и лыжным чехлом за спиной — а это такая большая штука- ехала на север. Без мамы. Да, нас кормили. Но стирка, уроки, тренировки… Считай с 11 лет началась взрослая жизнь.

 

— Какой вы были студенткой?

— Я в университет не ходила. Все  четыре года занималась по индивидуальному графику, потому что тогда выступала за национальную сборную по легкой атлетике. Я все читала по дороге — в троллейбусе. А вариантов особо не было, я должна тренироваться и заниматься семьей.

— Но в итоге у вас диплом с отличием.

— Вообще мне в жизни дается все сложно. Но когда ты чего-то очень хочешь, к этому идешь. Красный диплом — это высокая стипендия. А училась я в 90-ые, то самое тяжелое переходное время. Поэтому одна из задач была — получать максимальные деньги. К тому же мне очень нравилось. Я поступила , куда хотела. (Анна Викторовна закончила Академию физического воспитания и спорта Республики Беларусь в 1997 году-WebSMI). 

Кто привел вас в спорт? 

— Мама, конечно, а кто ж еще! Она была ребенком с хутора из многодетной семьи. Это значит, она имела хорошее представление о физическом труде. Но бабушка, если видела, что ребенок читает, его не трогала. То есть она уже тогда понимала, что образование — это все. Если ребенок хочет, ему надо помочь. Помочь нацелиться и идти. Точно так же у мамы нас четверо. Каждому она старалась дать максимум. Хорошую школу, книжки, любое развитие — да!

А в какой школе вы учились? 

— В 24-ой. Тогда это была лучшая языковая школа Минска. Мы изучали английский с первого класса. Мне было сложно, потому что я была немножко изгоем. В ту школу приводили детей, чтобы они учились, а я  тут бах — спортсменка. В последние классы, допустим, я в школе была только по три месяца за год. Плюс я не была отличницей. Мне мама дала добро с класса девятого иметь три балла из пяти по физике, химии, алгебре, геометрии. Мы уже понимали, что я не технарь.  

Порой было тяжело, что девочки идут гулять после школы, а я на тренировку. Этот переходный период, кстати, всегда опасный для спортсменов. Как бы не уйти с этой тропы..

— Как вы с этим справились? 

— В спорте я чувствовала себя чуть более значимой, чем в школе. В моей семейной ситуации- мы жили без отца — я доказывала. Папе тому же, что я не этот забитый маленький ребенок, который никому не интересен. У меня из природных данных нет ничего, мне дан характер. Что есть, то есть. Я так решила — так будет. 

— То есть уже с самого начала, с девяти лет, вы знали, к чему идете?

— Я бы не сказала с девяти, осознанность началась, когда меня взяли на первый сбор. Тогда мне было 11 лет. Мы уехали на месяц под Свердловск. Я маленькой, хрупкой девочкой в куче слоев одежды, с сумкой в руках и лыжным чехлом за спиной — а это такая большая штука- ехала на север. Без мамы. Да, нас кормили. Но стирка, уроки, тренировки… Считай с 11 лет началась взрослая жизнь.

— Слезы были? 

— Не-е-ет, а что дома делать? Ходить в школу, как все? Я Хотела быть другой, хотела занять свое место.

— Вы начинали с лыжных гонок. Помните свою первую тренировку? 

— Я была самая маленькая. Мы пришли чуть побегали, чуть попрыгали. С прыжками у меня было все плохо. Но это детский спорт, туда берут всех. И я считаю, что своего ребенка надо обязательно попробовать в спорте. Это отдельная сфера жизни. Это характер, это режим, это все. (Сын Анны Викторовны тоже занимается легкой атлетикой —WebSMI).

Фото: Иван Ревяко

Я тренировалась и плакала. Проходила три километра, когда надо было 20, и со слезами ехала домой.

 

Почему именно лыжи? 

— Все просто. Моя мама дружила с тренером. Хотя тогда и выбора сильно не было. Большой теннис — это деньги, а их нет. Я и с лыж ушла,  потому что мне нужна была новая пара, а ее не за что было купить. Я постоянно была призером республики, но в последний год не взяла медаль, потому что мои лыжи уже не соответствовали. Я понимала, что развития дальше не будет. Потом нашелся тренер по спортивной ходьбе, он предложил перейти.  В свои 15 лет мне пришлось делать серьезный выбор. В лыжах я уже была чемпионкой, а тут надо все поменять. А вдруг не получится. 

— Но ведь все получилось. У вас куча медалей и звание мастера спорта по легкой атлетике.

— Я выбрала тот вид спорта, где нужен характер. Где нужно просто приходить и делать. Да и в любом спорте до МС может дойти практически каждый.  Рецепт — 10 лет пахоты. 

Расшифруйте, в каком режиме приходилось работать? 

— В детском возрасте шесть тренировок в неделю. А в старшем — сборы. Это целый месяц в режиме двух -трех тренировок в день. Время остается на поесть, поспать и немного отдохнуть.

— Об олимпиаде мечтали? 

— В детстве — конечно. Это вершина. Но с возрастом  понимаешь, на что ты способен. Я перестала мечтать об олимпиаде где-то в 22 года. Получено высшее образование, уже начинаешь догонять схему работы федерации, схему жизни. В 22 уже был ребенок, я поняла, что дальше здоровье мне не даст. 

У меня стояла конкретная цель — выполнить мастера спорта международного класса, но мне не хватило 15 секунд на десяти километрах. Хотя на тренировках я эту работу делала. Просто вылезла травма, полученная в 16 лет. Я тренировалась и плакала. Проходила три километра, когда надо было 20, и со слезами ехала домой. Месяц я так отпахала, а потом в одно утро за завтраком мужу сказала: “Все, я больше тренироваться не буду. Я попробовала, мне достаточно”.

Фото: Юлия Цурко

Я не тренер, я преподаватель. Я хочу помочь студентам понять себя. Без антички они могут прожить, а без собственного тела никак.

 

— Что случилось в 16 лет? 

— Я упала. На одной из тренировок ходила на руках и просто завалилась набок. Из-за смещения позвонков начал развиваться остеохондроз. Зажимались нервные окончания. Это боль.

— Что для вас значит быть тренером? 

— Я не тренер, я преподаватель. Я работала раньше, но тренерство — это не мое. Спорт высших достижений — это терпеть, а я не могу заставить людей плакать на дорожке. Почему я в вуз пришла, я другую вижу цель. Я хочу помочь студентам понять себя. Иногда вижу девочек- красавиц, а где-то в разговоре выясняю, что они считают себя некрасивыми. Так что напрячь их физически не основная задача. За эти три года я хочу вложить студентам в головы, что их тело — это очень важно. Без антички они могут прожить, а без собственного тела никак. С этим нежным сосудом нужно правильно обращаться, чтобы он позволил сделать все, что они хотят. Этому надо учиться. 

В субботу будет полумарафон. Многие наши студенты побегут пятерку. Что посоветуете тем, кто совсем далек от беговых нагрузок? Как можно подготовиться? 

— Можно подготовиться. Ничего просто не делать. Просто встать и побежать. Но бежать в своих силах. Начать медленно и закончить так же. Пробежали — перешли на ходьбу. Главное получать удовольствие, что вы находитесь в такой крутой компании. Эта огромная толпа людей — это все энергия. И ее можно претворить во что-то полезное для себя. Ваша задача кайфануть от общества, от того, что вам машут руками из кафе или прохожие на тротуарах. 

— Значит, пять километров — это дистанция не про спорт, а про настроение.

— Да, бежать там неудобно. Много людей. Поэтому сами, когда будете бежать/ идти, смотрите по сторонам. Вдруг сзади будет бежать спортсмен. Не идите вшестером в одной линии. Когда мы бежали эту пятерку, это было издевательство. Потому что с рюкзаками , с сигаретами, с пивом. Уважайте себя, вы в обществе. 

print



Теги:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *