Дело Синявского и Даниэля – первый шаг к развитию свободной прессы

Культура Медиа

Практически ровно 53 года назад, 5 декабря 1965 года на Пушкинской площади люди вышли на Митинг Гласности в поддержку А. Синявского и Ю. Даниэля. Его провело неформальное объединение молодых людей СМОГ – Самое Молодое Общество Гениев. Обычно они собирались вместе, обсуждали политические и культурные новости, читали друг другу стихи. А в 1965 пошли поддерживать ложно обвинённых писателей. Митинг закончился задержаниями.
Сейчас на уроках по истории в школах не проходят то время достаточно внимательно: мы изучаем революцию, изучаем Великую Отечественную войну, но не знаем, как власть послевоенных лет «душила» литераторов и публицистов.

Демонстрация на Пушкинской площади, 1965г.

Этот день отдельными историками считается началом диссидентского движения в СССР, его отправной точкой. Диссиденты не стремились узурпировать власть и не устраивали террористические акты – они боролись за права народа. Андрей Синявский – писатель-критик, а Юлий Даниэль – переводчик стихов и тоже писатель. Позже западные страны назвали суды над ними попыткой задавить критику в стране, на что Михаил Шолохов на XXIII съезде КПСС ответил: «Критику мы поддерживаем и развиваем, она остро звучит и на нынешнем нашем съезде. Но клевета – не критика, а грязь из лужи – не краски из палитры художника!»
Синявского и Даниэля обвинили по статье 70 УК РСФСР – за антисоветскую агитацию и пропаганду. Обвиняемые всего-навсего печатали свои произведения на «загнивающем Западе» под псевдонимами Н. Аржак и А. Терц. По слухам, обычным для СССР, тексты были насквозь пропитаны антисоветщиной. Псевдонимы, кстати, были отнюдь не случайными. И Николай Аржак, и Абрам Терц были персонажами одесских блатных песен 1920-х годов: под именем одного фигурировал налетчик, другого – вор.

 

Андрей Синявский
Андрей Синявский (справа)

Кто же они такие? Оба писателя родились в 1925 году. Андрей – в семье бывшего дворянина, а Юлий – еврейского писателя. После войны оба стали филологами. Даниэль окончил Московский областной педагогический институт, а Синявский – филфак МГУ. После обучения Андрей Синявский работал в Институте мировой литературы, преподавал на журфаке МГУ и в школе МХАТа. Был литературным критиком журнала «Новый мир». Юлий Даниэль работал учителем литературы, а с 1957 года стал узнаваемым в качестве переводчика поэзии. Уже тогда он готовил к публикации несколько собственных произведений.
Многие писатели тогда публиковались за рубежом. Авторы из СССР могли это делать правомерно: ещё в 1948 была подписана «Всеобщая декларация прав человека» ООН, в которой говорилось, что каждый человек имеет право, которое «включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами, независимо от государственных границ». Оснований для преследования Синявского и Даниэля со стороны закона не существовало.

Юлий Даниэль

КГБ долго не мог установить, кто же из советских писателей скрывается под псевдонимами Николай Аржак и Абрам Терц. По одной из версий, прояснить ситуацию им удалось с помощью агента. Этот человек – бывший одноклассник Синявского, – когда-то подал Юлию Даниэлю идею повести «Говорит Москва». И, спустя года, слушая радио «Свобода», он услышал повесть Николая Аржака и узнал свой собственный сюжет.

Сын Ю. Даниэля Александр писал: «О том, как КГБ узнал о том, кто такие Абрам Терц и Николай Аржак, в точности неизвестно, однако утечка информации, безусловно, произошла за пределами СССР: Ю. Даниэлю на допросе показали правленный его рукой экземпляр его повести „Искупление“, который мог быть найден только за рубежом».

Александр Даниэль

8 сентября 1965 года был арестован Синявский, а 12 – Даниэль. Предварительное следствие длилось с сентября 1965 по февраль 1966 года.
Советское общество тогда разделилось на два лагеря: одни вставали на защиту писателей, проводили демонстрации, писали письма в их поддержку властям. А вторые (среди них были многие «коллеги по цеху» Даниэля и Синявского) публиковали обличительные статьи. Первые публикации о «перевертышах» и «отщепенцах» Синявском и Даниэле появились в газетах в январе 1966 года. Особенно показательными стали статьи Д. И. Ерёмина и З. С. Кедриной. Оба автора «надергали» цитат, которые в отрыве от общего контекста произведения действительно могли показаться кощунственными и неуместными.

Дмитрий Ерёмин

Из статьи Д. Еремина «Перевертыши» («Известия». 1966, 13 янв.): «…В буржуазной печати и на радио стали появляться сообщения о «необоснованном аресте» в Москве двух «литераторов», печатавших за границей антисоветские пасквили… Один из них, А. Синявский, он же А. Терц, печатал литературно-критические статьи в советских журналах, пролез в Союз писателей… Второй, Ю. Даниэль-Аржак, занимался переводами. Но все это для них было только фальшивым фасадом. За ним скрывалось иное: ненависть к нашему строю, гнусное издевательство над самым дорогим для Родины и народа… […] От мелкого паскудства до крупного предательства – такова дорожка, по которой они шествовали…»

Тогда же Брежневу было направлено «письмо 63-х», под которым подписались известные литераторы, искусствоведы, актёры Советского Союза. В «Таймс» от 31 января 1966 года было опубликовано открытое письмо писателей Франции, Германии, Италии, США и Великобритании советскому правительству, в котором люди просили выпустить Даниэля и Синявского на свободу. Власти СССР не прислушались. Процесс Даниэля и Синявского шёл 10-14 февраля 1966.

Слева направо: Юлий Даниэль и Андрей Синявский

Из записей, сделанных в ходе процесса.
«Утреннее заседание 10 февраля:
Прокурор: выражаются ли в этих трех произведениях ваши политические взгляды и убеждения?
Синявский: Я не политический писатель. Ни у одного писателя его вещи не передают политических взглядов. Художественное произведение не выражает политических взглядов. Ни у Пушкина, ни у Гоголя нельзя спрашивать про политические взгляды. Мои произведения – это мое мироощущение, а не политика».
Синявский был приговорён к 7 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима. Даниэль был осуждён на 5 лет лагерей.
Юлий отбыл свой срок от начала и до самого конца. После выхода из лагеря год жил в ссылке в Калуге и работал на заводе. Затем разрешили прописаться в Москве и публиковать переводы, но не под своей фамилией, а под псевдонимом Ю. Петров. В период особого устрожения переводы были опубликованы под именем Б. Окуджавы.
Синявский отсидел в колонии шесть лет и вышел досрочно. В заключении написаны три книги – «Голос их хора», «Прогулки с Пушкиным», «В тени Гоголя». В 1973 году с семьей эмигрировал во Францию, где смог публиковаться под своим именем. Его жена Мария Розанова – редактор и издатель русского независимого журнала «Синтаксис».
Первая публикация стихов Юлия Даниэля в советской печати после двадцатилетнего запрета появилась в № 29 журнала «Огонек» за 1988 год. Повесть «Искупление», которая также инкриминировалась судом автору, напечатана в №11 журнала «Юность» за 1988 год.
17 октября 1991 года в «Известиях» появилось сообщение о пересмотре этого дела за отсутствием в их действиях состава преступления. Даниэль умер за три года до этого.

Андрей Синявский («Иностранная литература» № 2, 1989 г.): «…Вообще мне кажется, искусство не должно привлекаться по политическим и уголовным статьям. На эту тему мне в тюрьме довелось много спорить с моим следователем по особо важным делам В. А. Пахомовым. Человек с двумя дипломами, он как-то посетовал, что третий раз перечитал мою повесть «Любимов» и ничего в ней не может понять. Я обрадовался: «Вот видите, Виктор Александрович, если даже вы, образованный человек, ничего не понимаете, то какая же это «политическая агитация и пропаганда», всегда рассчитанные на ясную и определенную цель?» У меня были другие, чисто художественные задачи…»

Андрей Синявский скончался 25 февраля 1997 года, похоронен под Парижем. Юлий Даниэль умер 30 декабря 1988, похоронен на Ваганьковском кладбище.

Из последнего слова Ю.Даниэля: «Я хочу попросить прощения у всех близких и друзей, которым мы причинили горе. Я хочу еще сказать, что никакие уголовные статьи, никакие обвинения не помешают нам чувствовать себя людьми, любящими свою страну и свой народ».



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *