Второкурсники факультета журналистики поделились впечатлениями о первой курсовой

Новости Универ

На факультете журналистики подходят к концу дни защиты курсовых. Подавляющее большинство студентов уже выступили, получили свои оценки и почувствовали свободу. Правда, относительную и ненадолго, ведь вскоре наступили зачетные недели.

Нынешние второкурсники писали курсовую работу впервые. О том, как это было, с какими трудностями довелось столкнуться и на что способны звезды, поделились с нами некоторые из них.

1. Оля Кипарина. Специальность — литературная работа. Об уровне английского на журфаке ходят легенды, а вот Оля в преддверии экзамена по любимой дисциплине защитила свою работу именно на этом языке, да еще и на десятку!

“Сергей Викторович — лучший в мире научный руководитель! Может моя работа не такая замечательная, как он, но мне было очень приятно, что с его помощью я написала и защитила курсовую работу на английском языке! Не знаю, делал ли так кто-то до меня, но это был интересный опыт! Реально тупо благодарность Сергею Викторовичу Зеленко”.

2. Джейлан Сильванович. Специальность — веб-журналистика. Какие барьеры готовы преодолеть студенты ради успешной сдачи курсача и какие эксперименты над собой поставить? Захотела риса, а Стас (тот самый парень, что работает в столовой) не понял, что такое “мал”.

“На самом деле, эта моя курсовая работа не первая. Я писала курсовые и раньше, когда училась в другом университете, поэтому я не так сильно запаривалась над ней, волновалась меньше других. Но я сильно удивилась, когда сказали, что курсовую работу обязательно нужно писать на белорусском языке. А с белорусским у меня не то, чтобы не все в порядке, но я им не особо увлекаюсь. Меня это сильно испугало.

Для того, чтобы не оплошать и не упасть в грязь лицом, перед защитой курсовой я поставила себе цель разговаривать весь день на белорусском языке, было довольно непросто. Мои друзья и одногруппники очень удивлялись, когда я говорила на белорусском, и даже говорили, что мне это совершенно не идет. Даже в столовой я не отходила от установленного себе правила. И мне это очень помогло! Впоследствии преподаватель сказала мне, что на фоне многих я разговариваю на белорусском очень даже нормально, и это меня конкретно удивило, ведь до этого мне было сложно связать, грубо говоря, два слова.

Вот такой интересный опыт у меня получился: поговорив на белорусском всего полдня, я смогла довольно хорошо защитить на этом языке свою курсовую. Эта ситуация кажется мне забавной”.

3. Леша Василевский, специальность — аудиовизуальная журналистика. Курсовая на десятку или “Алло, мама? Я отчисляюсь!”.

“Как я выбрал тему курсовой? Я спал, мне позвонила моя староста и сказала, что срочно нужно выбрать тему курсовой и у меня на это 5 минут. Я выбрал рандомную тему, там было что-то с Короткевичем. После первой консультации я вообще не представлял, что делать. Я позвонил маме и сказал: “Все, я отчисляюсь”. Я реально не знал, что делать. Я ничего не делал. 15 ноября я подумал: “Окей, Короткевич… Мне нужна его книга, ведь моя курсовая была по конкретной книге. Тема звучала так: “Роля гістарызмаў у стварэнні каларыту эпохі ў мастацкіх творах на прыкладзе рамана Караткевіча “Хрыстос прызямліўся ў Гародні”.

Потом просто реально звезды сошлись, потому что когда я купил роман, то увидел, что это недавнее переиздание, в котором все историзмы были выписаны сзади со всеми объяснениями и пояснениями. Я стал анализировать их, и это стало основой моей практической части. Более того, оказалось, что эту книгу подготавливал Петр Петрович Жолнерович, мой научный руководитель. Я пошел к  нему с этой книгой, и он меня за это похвалил. Мы обсудили некоторые моменты. Я обогатился информацией, ведь Петр Петрович давно увлекается творчеством Владимира Короткевича, ушел, написал, показал, и ему все очень понравилось. В общем, под его чутким руководством, благодаря схожести наших взглядов на Короткевича, моему юному энтузиазму и его опыту, и была написана моя курсовая работа, которая была оценена и Петром Петровичем, и его коллегами, таким высоким баллом. Очень приятно!”

4. Ксения Ситник. Специальность — литературная работа. Уснула с книжкой — проснулась с курсачом.  В восторге от своей работы и хочет еще!

“О том, про что будет моя курсовая, я задумалась еще летом, и думала про это с содроганием, потому что наслушалась рассказов старшекурсников о том, что это все скучно, нудно и неинтересно. Я боялась, что у меня будет тема, которую я дотяну до последнего и сдам с горем пополам. В итоге у меня была очень интересная тема, но все равно писала я в последний момент.  В конце предложенного списка тем курсовых я увидела знакомую фамилию. Читаю: “Фразеалогія ў публіцыстыцы Уладзіміра Караткевіча”. А Владимир Короткевич — это мой любимый белорусский писатель, фразеология — мой любимый раздел лингвистики, и тогда я подумала, что очень хочу эту тему. Более того, я поняла, что точно не хочу заказывать курсовую. Я бы очень ревностно отнеслась к тому, что на эту тему вместо меня писал бы кто-то другой.

Теоретическая часть написалась быстро и легко: за ночь. Хочется сказать про преподавателя. Мне очень с ним повезло, то был Петр Петрович Жолнерович. Он вел у нас во втором семестре, очень понравился мне как преподаватель. Я знала, что он увлекается творчеством Короткевича, решила, что это судьба и пошла к нему. Но вскоре наступило фиаско. Это я про практическую часть. Почему фиаско? Что мне вообще нужно было сделать? Я должна была найти фразеологизмы в творчестве Короткевича и мотивировать их включение. В Беларуси есть всего два словаря фразеологизмов — большой и маленький.  Но проблема была в том, что если я находила какой-то фразеологизм у Короткевича, то в этих словарях они встречались редко. Приходилось их гуглить в интернете. Бывало даже, исконно русские не находила в словаре на 8 000 фразеологизмов. А сначала я еще хотела поступить нечестно: я скачала PDF-версию маленького словаря, в котором было в том числе и происхождение фразеологизмов, и в интеллектуальном поиске вписала фамилию Короткевича (потому что в словаре в примерах употребления фразеологизмов были тексты из белорусской литературы. Я очень обрадовалась цифре 44 совпадения. Но потом выяснилось, что 70 процентов найденного — исключительно примеры из художественных произведений, а не публицистики. Я бы могла поступить нечестно, но мне нужен был контекст. Да и когда твой научрук переиздает произведения Короткевича, работает с этими текстами и редактирует их, обманывать его — удовольствие реальное, но сомнительное.  В общем, что касается публицистики: я читала все эти эссе, в которых не было фразеологизмов вообще.

Помню, уже последние сроки были. В три ночи я ложусь в постель, открываю книгу, беру карандаш, думаю, что надо снова попробовать поискать фразеологизмы. Просто рандомом — вдруг найду. И засыпаю. Просыпаюсь — переворачиваю страницу, а там кто-то до меня пометил тропы, а среди тропов были фразеологизмы. Потом среди неподчеркнутого текста нашла еще парочку, и поняла, что мое положение наконец спасено, прямо накануне защиты. Но страху я, конечно, натерпелась.

А на защите все произошло довольно прозаично. Сначала выступили китайцы, потом я. Комиссия листала мою работу, смеялась, мне было страшно, а потом Петр Петрович сказал: “Ксенія, я хацеў вам паставіць 8, таму што Вы здалі працу ў апошні тэрмін. Але Шніп Віктар Анатольевіч прапануе ставіць 9. А як я магу адмовіць чалавеку, у выдавецтве якога друкуюцца перавыданні творчасці Караткевіча?”. И мне поставили 9.

И, наверное, я больной человек, потому что мне очень понравилось писать курсовую, не смотря на все сложности. Я хочу связать с этой темой и свою дипломную работу. Также мне понравилось работать с источниками: кто-то жалуется, что нужно включать работы профессоров с кафедры, а мне они оказались очень кстати. В общем, я в восторге от своей курсовой, и мне хочется еще писать курсовые. Главное — выбрать тему, которая действительно нравится. Единственный минус — это  то, что  когда я читала тексты Короткевича, в какой-то момент я переставала их анализировать на фразеологизмы и просто наслаждалась творчеством, опоминалась только через страниц 5, и приходилось возвращаться».

5. Полина Безуглая. Специальность — веб-журналистика. После защиты превратилась в морского котика, чтобы делать “ЭЭЭ”.

«Сначала вообще не знаешь, за что взяться, особенно когда узнаешь размер. Будто тебя вкинули в какое-то озеро и сказали плыть. Тебе вроде что-то объясняют, но ты ни черта не понимаешь. Благодаря курсовой я узнала, как заказывать книжки в национальной библиотеке, зарегистрировалась там.  Оказалось, это очень полезно, я набрала там 30 книжек, из которых в последствии понадобилось только 5. Втягиваешься… одна книжка, вторая. Было очень больно читать некоторые СМИ. Когда распечатала, смотрела на папку с курсачом, как на свое дитя.  Защищать оказалось не так больно, как думала. Но в целом процесс оказался довольно сложным, выматывающим и изнурительным, поэтому после защиты почувствовала облечение и нежелание делать вообще больше ничего. Хотелось просто лечь и быть морским котиком… или морским слоном. Которые просто лежат и делают “ЭЭЭ”. В следующий раз буду начинать курсовую сразу, а не за две недели до конца, и более ответственно подходить к выбору темы».



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *