Икона – вещь сложная. Все о профессии иконописца

Культура

Вокруг профессии иконописца есть масса стереотипов, которые совершенно себя не оправдывают. Мы побеседовали с мастером иконописной студии «Взоръ» Молчановым Александром Яковлевичем.

Сама студия была им открыта в 1994 году по благословению православной Церкви в лице митрополита Минского и Слуцкого Филарета, Патриаршего Экзарха всея Беларуси и протоиерея Иоанна Мисеюка. Тут занимаются учебно-просветительской деятельностью среди людей разных возрастов. Сюда мы и пришли, чтоб разбить те самые стереотипы и поговорить о буднях иконописцев.

Существует отдельный стереотип относительно того, как люди приходят в иконопись. Однако, всё оказывается очень просто. Александр рассказал, как он сам пришел к иконописи в свое время:

— Будучи художником по образованию, я всегда интересовался религией, какими-то духовными проблемами. И вот в определенный момент я подумал: «А что, собственно, можно делать художнику с религиозной жизнью, с верой, с церковью». Я стал искать возможности и нашел.

При этом Александр отмечает, что для того, чтоб стать иконописцем, не обязательно иметь художественное образование. И станет человек профессиональным иконописцем или же нет, зависит только от него самого. Ведь художественное образование и может дать какой-то фундамент. Однако иногда оно наоборот дает тебе отрицательный результат. Например, в иконописи перспектива другая, и человек, натасканный на стандарты художественной школы, должен будет переучиваться, что дается всегда очень сложно.

— Икона – вещь сложная, а все ее сложности преодолеваются за счет интереса. Так и получается, что если человеку не интересно, то он через какое-то время займется другим. На моем опыте многие приходили в студию с целью научиться нашему ремеслу и в дальнейшем строить заработок на этом, но, как правило, если у них не было этого глубокого интереса к делу и иконе в целом, то у них ничего не получалось. То есть время отсеивало. В процессе люди понимали, что это занятие долгое и тяжелое. Если тебе не интересно, то и заниматься этим вдвойне тяжелее. Тут холодно и чисто ремесленно относиться к своему делу не получается.

Уже само обучение иконописи, рассказывают в мастерской, начинается с прорисей. Раньше были даже целые собрания с ними, а сейчас все это легко можно найти в интернете. Сам иконописец работает с образцов. И кроме того, ему надо изучить вообще принципы иконы до того, как он начнет работать. Это и есть самое сложное. Каноны — это определенный язык, как у музыкантов, который надо знать. То есть важно понимать, что икона – это некий комплекс знаний по истории, изобразительному искусству, и религиозной традиции.

Следующий главный стереотип связан с тем, как проводят свой досуг иконописцы. Скорее всего, при упоминании данной профессии у нас в голове возникает образ человека, который днями сидит в темном углу и пишет иконы. Однако, Александр Яковлевич опровергает все это:

— Иконописец он, в общем-то, ничем не отличается от обычного человека. Он точно также заставляет себя по утрам встать с постели, когда устал, завтракает, рисует, общается с людьми. У этого человека тоже могут быть амбиции. То есть так, конечно, не положено, и их быть не должно, но бывает по-разному. Другое дело, что образ, который пишет иконописец, отражает все внутренние процессы человека. И икона – это отличный способ посмотреть на самого себя, потому что невозможно отстраниться от своего внутреннего мира и переживаний. В любом случае икона проходит через тебя и это хорошо видно по итогам работы. А в жизни иконописца есть определенные правила, касающиеся религиозной жизни. Однако эти правила – это все добровольные решения, которые помогают тебе. Как правило, существуют молитвенник, который читается одним человеком. Если это мастерская монастыря, то молитвенники могут быть общими. Все-таки у каждого это происходит по-своему.

Процесс работы в мастерской складывается по-разному. Это может быть и групповая работа и работа одного мастера:

— Работа идет по-разному. Раньше процесс обучения совпадал с работой, которую выполняет человек. По мере мастерства распределяли, что будет делать тот или иной человек. Ученикам давали делать роскраш, например. То есть переносить рисунок на доску, грубо говоря закрасить, но и тут есть свои нюансы. И даже лучшие мастера не пренебрегали сотрудничеством. Был такой мастер Брягин, который писал мстёвские иконы по заказу императорского двора. Вот и он сотрудничал с еще одним мастером, который какие-то детали писал лучше. В иконе вообще совместная работа только на пользу образу, потому что у каждого иконописца есть свои достоинства и недостатки, а, когда работа совместная, недостатки стираются, а достоинства остаются.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *