Олимпиадник, студент, плейбой, журналист не по призванию – мой одногруппник Егор Герменчук

Универ

ЕГОР ГЕРМЕНЧУК

Почти два года в одной группе, но не общаемся. Знаю, что Егор отучился год на филфаке. Знаю, что он из Светлогорска. Знаю, что интересуется языками. Общий портрет моими глазами.

Перед интервью начинаю структурировать информацию у себя в голове и искать в интернете. Если вы более-менее активный в чем-то человек, поисковый запрос [имя фамилия] может много о вас рассказать. Так я подтвердил догадку, что Егор – олимпиадник по белорусскому. Немножко практиковался в газете «Светлагорскія навіны». Только в молодежной редакции – New FISHки. Оттуда вышли Кирилл Карабан, автор «Студента на неделю», и Павел Береснев, marketing.by и блог «Хата з краю». Публикация Егора на сайте газеты датируется 2016-м годом. То есть, до поступления на филфак. Сразу вопрос: почему получилось так, что Егор пошел в филологический, хотя вроде бы и готовился к журфаку. Об этом позже.

Дальше информация, что дедушка Егора – Игорь Иванович Герменчук – известный белорусский журналист, редактор газет, политик. Интересный выходит набор фактов: олимпиада по языку, дедушка-журналист, небольшая работа в редакции – можно как минимум думать о поступлении на журфак.

ГОРОД

Светлогорск. Насыщен химзаводами и людьми. Население всего 67 тысяч человек (2019 г.), но его плотность выше, чем в Гродно и Бресте. Весь период от детства до юности Егор провел там.

«Когда жил постоянно, ненавидел свой город. Любил мечтать и хотел уехать отсюда. Сейчас скучаю по Светлогорску. Приезжаю раз в полтора месяца на 2-3 дня. Скучаю по природе. Да, у нас в городе несколько химзаводов, но радует близкое расположение настоящей природы: я живу рядом с Березиной, а за ней вообще раскинулся дикий лес на несколько десятков километров. Скучаю по тихим безлюдным улочкам. В Минске можно найти такое только в укромных уголках спальных районов. Светлогорцы мне не нравятся: ходят постоянно грустные, недовольные, с презирающими взглядами. Да, из-за высокой плотности населения есть эффект «все друг друга знают».

Егор не хочет возвращаться жить в Светлогорск. Минск комфортнее, интереснее. Ехать домой нужно за спокойствием и гармонией. Зато три года в Минске изменили отношение к малым городам: везде есть свои плюсы.

ШКОЛА

В университете любят жаловаться на школу. Это из-за системы образования –высшее гораздо интереснее [мнение автора может расходиться с вашим]. Но бывают более объективные причины:

«Талантливых и компетентных учителей почти не было. Оценивание практически всегда было субъективным. Радовало красивое новое здание – самая «молодая» школа в городе, построена в 2002-м году. Соответственно, свежий ремонт. Школа довольно большая: есть где побегать и спрятаться 4;)) (понятия не имею, что это значит, прим. автора)».

Дети в школах пробуют себя в олимпиадах по разным предметам. Случилось, что Егор пошел на белорусский:

«От неудовлетворения я сбегал на олимпиаду. Начал в 5-м классе. Учительница по белорусскому языку и литературе предложила поучаствовать. От слова совсем не верил в свои силы, хотя еще учительница начальных классов мне пророчила большие достижения именно в филологической сфере. И угадала же. Сразу начались победы. Абсолютно все годы с 5-го по 11-й классы на районном этапе брал диплом 1-й степени. На области выходило по-разному. В 9-м классе для школьников открывается доступ к республиканскому этапу. Я прошел туда. Прошел и опьянел от радости: новые умные ровесники, университетские преподаватели, лучший учитель предмета в Гомельской области. Олимпиада – настоящий праздник знаний. Это лучшее, что было в школьный период жизни. Только благодаря олимпиаде я почувствовал вкус настоящих знаний и большую тягу к ним. Активно пользовался своим свободным посещением ежегодно с декабря по апрель. Если в 9-м классе старался нормально посещать школу, то в 10-м и 11-м классах практически не появлялся там: работал с любимым белорусским, ездил на учебные сборы в Гомель. Там работали с нами преподаватели гомельского университета и тренер-предметник.

Из-за этого появились проблемы как с учителями, так и с одноклассниками: и те, и другие выражали сильное недовольство моей вольностью. Они не знали, что так можно. У нас школа слабая, до республиканского этапа олимпиады до меня доходили всего два ученика за всю историю школы, потому в какой-то степени я был ценным экземпляром».

ВЫБИРАЕМ ВУЗ

Егор считает, что поздно начал думать о поступлении в вышку – лето между 10-м и 11-м классом. Зато сразу выбрал журфак. И попал в районку, в упомянутые New FISHки. Молодежную редакцию открыли еще 2004-м году и тогда же выбрали молодежное название. Отличное место для абитуриента: практические знания, публикации, опыт. Преподавала студентка-заочница с журфака.

«Буквально через полтора месяца я передумал, решил, что хочу поступать в МГЛУ, изучать иностранные языки и стать переводчиком. На мою резкую перемену повлияли друзья по олимпиаде, которые в большей степени поступили или планировали поступать туда. Но я не спешил готовиться к ЦТ, все же по приоритетам я поставил на первое место олимпиаду. Это было ошибкой. Начал готовиться в апреле и не набрал нужного для бюджета количества баллов. В последний день подачи документов – 17-го июля – где-то днем по данным мониторинга я «вылетал». Платное обучение родители не рассматривали. Да и я сам не хотел. Тогда перекинул документы на филфак, где по диплому олимпиады я проходил без вступительных испытаний. Считай, уже поступил. Решение приняли просто от безысходности. Уже тогда я думал, что не задержусь на филфаке. Потому что брезговал педагогическим будущим, в нашей стране это не престижно. То ли дело журналистика, это, думал я, да и многие мои близкие, друзья, знакомые сейчас, в какой-то степени элитно. Собственно, в основном этим я и руководствовался, когда принял окончательное решение забрать документы с филфака в мае (очередная ошибка!). Сама журналистика меня мало интересовала. Готовился к поступлению на журфак месяц: два дня к ЦТ по языкам, восемь дней к ЦТ по истории Беларуси, семнадцать дней к творческим. Ездил в БГУ на недельные курсы. Однако, на мой взгляд, можно поступить и без них, если ты действительно шаришь в этом творчестве. Поступить, в целом, было несложно, ожидал, что все будет куда труднее».

 


КОРОТКО О НАСТОЯЩЕМ (словами Егора)

  • На журфаке сложнее учиться. Педагоги требовательнее, чем на филфаке. Объясняю это тем, что на журфак приходят студенты с большими баллами с ЦТ, они более мотивированные и более настроенные на учебный процесс.
  • Дисциплины на филфаке интереснее. Там аргументированное введение дисциплин. В филологической сфере на данный момент разработано множество детальных программ, издано множество качественных учебных пособий, одним словом, существует отличный базис. Чего не могу сказать о журфаке: многое расплывчато, многое безосновательно, многое «сырое».
  • Не могу научить вас правильно писать. У меня врожденная грамотность. Серьезно! Хочу сказать тем, кто в это не верит: она существует! Я находил свои какие-то тексты, написанные в 10-12 лет, и поражался тем, что ошибки практически отсутствуют. Правила всегда запоминал моментально, поэтому никаких советов здесь не могу дать.
  • Журфак прививает любовь к литературе. Мне привил. Любимые книги я сейчас выделяю именно благодаря журфаку. «Хам» Э. Ожешки, «Собор Парижской Богоматери» В. Гюго, «Парфюмер» П. Зюскинда. Все прочитаны как раз на 2 курсе.
  • Боюсь распределения. Чтобы избежать перенаселения Минска [возможно!], нас отправляют в малые города. Там не моя тематическая палитра, не мой стиль редакции. Я скорее понял, что журналистика – не мое. В идеале – быть преподавателем русского за рубежом.
  • Цель на будущее – лучше овладеть иностранным. И это будет скорее французский. А потом уехать в франкоязычную страну.

 



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *