Свидетель века

Абитуриент

13 февраля 2020 скончался легендарный советский разведчик Алексей Николаевич Ботян

 

Алексей Ботян, Герой России, белорус, который сыграл большую роль в спасении города Кракова. Именно его группа провела судьбоносную операцию в годы Великой Отечественной войны , уничтожив склад, где немцы хранили большую часть вооружения, с помощью которого надеялись превратить и сам город в гигантскую бомбу. Также они хотели  взорвать мост на подходе к Кракову. Реализация этого плана означало только одно — неизбежную приостановку стремительного наступления Красной Армии под командованием маршала Конева.

Его подвиг, связанный с Великой Отечественной  войной, стал известен людям из фильма «Майор Вихрь», снятый по книге Юлиана Семенова.  Главного героя картины звали Алексей, как и Ботяна.

Малая родина героя

Родился 10 февраля 1917 года в деревне Чертовичи Воложинского  района.
Вырос в крестьянской семье, проживавшей на территории Западной Беларуси в деревне Чертовичи, которая в марте 1921 года отошла к Польше.

Мне удалось побывать в тех местах, где прошло детство и юность и героя.

Ничего мистического или потустороннего в названии деревни Чертовичи искать не нужно – нечистая сила здесь не при чём. Так случилось, что это достаточно большое поселение оказалось как бы чертой между дремучим лесом и полями.

 

 

 

 

 

 

Чертовичи- обычная белорусская деревня. Так может показаться на первый взгляд. Однако в ней есть что-то чарующее, влюбляющее в себя. Надо отметить, что деревня и по сей день является живой и активной.

Тамара Ивановна (соседка Ботяна)

-Добрый день! Скажите, пожалуйста, когда в последний раз Ботян приезжал на Родину?

— Летом прошлого года. Когда ему 101 год был. Много-много было людей. Все были. Из района были, сотрудники КГБ были из Москвы, вместе с ним приехали. На кладбище к родителям сначала поехали, а потом сюда, в деревню.

-Скажите честно, несмотря на то, что ваш дом соседний, вряд ли удалось пообщаться лично с Алексеем Николаевичем?

-Как не удалось? Я ему цветы вручала. Даже фотография есть.

-Может покажите?

-Конечно, покажу.

-Вот гладиолусы с моего огорода.

Стоит отметить, что фотографии мы смотрели в книге « Не рядовой солдат страны», которую Тамара Ивановна  принесла мне      показать.

Эту книгу  из Москвы привезла племянница ее двоюродной сестры. В деревне уже целая очередь: кто и когда прочитает – все четко. Время тянуть нельзя, как мне объяснили. Ведь книга напечатана в двухтысячном экземпляре и, после того, как все её прочитают, вернется обратно в Москву.

— Если вы хотите узнать больше, говорит Тамара Ивановна, Вам надо пообщаться с родственниками. Только их сейчас нет в деревне.

— А мы сами родственники, Алексей Ботян — мой дед.  

Пройдя дальше по улице, заходим во двор.

Мы еще не знали, что Зинаида Петровна и есть двоюродная сестра Тамары Ивановны. Позже выяснилось, что и мы с Зинаидой Петровной родственники. Хоть и дальние, но родственники, или, правильнее сказать, свояки.

Начинаем разбираться.  Мой брат женат на сестре Ботяна.

А я — внучка другой его сестры.

Интересен тот факт, что большинство здесь проживающие — родственники: так или иначе связаны между собой.

Спасибо Зинаиде Петровне за очень теплый прием и живое общение.

Пообщавшись с совсем молодыми жителями, оказалось, что и они знают героя и гордятся своим земляком. А ведь их разделяет почти век жизни. Удивительно и очень приятно.

Деревня Чертовичи оказалась чудесным местом.  Я никогда не была здесь раньше, но теперь с полной уверенностью могу заявить, что обязательно сюда вернусь. И не раз, еще много-много раз, как поется в знаменитой песни. Что больше всего понравилось тут? Люди. Необычайно искренние  и радушные.

Отчий дом нерядового солдата страны

IMG_6726Видеорепортаж из родной деревни героя

Начало войны

Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года, когда Германия напала на Польшу. Нацисты бросили на нее 62 дивизии. Огромные численные преимущества в танковых частях.

Польские военно-воздушные силы потеряли боеспособность всего за 3 дня. В воздухе господствовали самолеты люф-2ф

Свидетелем этого был офицер польской армии, зенитчик Алексей Ботян.

Ботян: «Я был призван в армию Польши в 39 году, феврале. Как раз мне исполнилось 22 года.

С  первого дня войны Алексей Ботян сражался с немецкими бомбардировщиками.

Ботян: «Я был зенитчик,  у нас на вооружении было зенитные орудия образца 36 года притом шведские, а я был наводчиком.

Во всяком случае, пока мы отступали, я сбил три самолета Junker”. Но личный героизм польских офицеров уже ничего не мог изменить: судьба Польши была предрешена».

Польские войска уже прекратили свое сопротивление на 19-й день войны, а польское правительство, бросив свой народ, бежало с позором в Румынию.

«Если уже сдаваться, то лучше сдаться Красной Армии» — с этой мыслью Алексей Ботян оказался в советском плену. После недолговременного пребывания в плену он вернулся в родную деревню.

Через некоторое время Алексей Ботян решил съездить в районный центр, посмотреть, как там и что. Там он узнал о наборе слушателей на курсы по переподготовке к учебе. Вступил в комсомол.

После завершения курсов, в 1940 году, Алексей был назначен заведующим начальной школой в селе Ровковичи Воложинского района. В сентябре он начал работать. Причем начал с присущим ему азартом и увлечением.

Компетентные органы, как это принято говорить, заметили этого молодого паренька, который энергичен, умен, остроумен, спортивен и прекрасно владеет польским языком, и вполне прилично на немецком языке изъясняется.

Но звание польского уни офицера могло помешать  Алексею Ботяну не только попасть в органы госбезопасности, но и самым печальным образом сказаться в его судьбе.

Многие польские офицеры, так и не признавшие советский строй,   оказались в советских лагерях .

При отборе в НКВД смотрели, прежде всего, на человека. Служил в польской армии. Но что ему было делать? Бежать?

С немцами воевал, то есть вполне подходящий человек + его личные качества. Он уехал в Москву, а дальше — война. Позже — ОМСБОН (Отдельная мотострелковая бригада особого назначения).

В 1944-ом перед группой советских партизан была поставлена почти невыполнимая задача — уничтожить палача Польши.

Ганс Франк

Главой оккупационной Польши по личному распоряжению Гитлера был назначен Ганс Франк. Взойдя на так называемый престол, он объявил, что Краков должен стать самым чистым расовым городом.

«Когда мы победим в войне, то ,по мне, поляков, украинцев, и все что здесь ошивается  пустить на фарш»

12 января 1944

 «Я не постеснялся заявить, что если будет убит один немец, то будет расстреляно 100 поляков.

Если бы я пришел к Фюреру и сказал:

-Мой Фюрер, я докладываю, что я снова уничтожил 150 тысяч поляков.
То он бы ответил:

-Прекрасно, если это было необходимо». 

Оккупационной властью было произведено разделение на категории. Поляки в своей же стране превратились в людей низшего сорта.

Именно его предстояло уничтожить советской группе разведчиков под командованием Ботяна.

Во время фашисткой оккупации Вавельский холм был одним из самых охраняемых мест в Кракове. Вавель был доступен исключительно немцам.

Чтобы попасть на Вавельский холм, даже фашистам необходимо было иметь специальный пропуск. Полякам посещать Вавель было строго запрещено.

Не смотря на то, что полякам было запрещено посещать Вавельский замок, был один поляк, который мог войти на территорию крепости в любое время суток. Личный камердинер самого Франца Ганка, Юзеф Путо. Об этом Алексею Ботяну сообщил один из подпольщиков, который знал этого человека ещё до войны.

«Я уже одевался как местный, документы у меня были, и я ездил на встречу с такими людьми, которые охраняли Франка».

Юзеф Путо ненавидел фашистов, а на Ганца Франка работал по принуждению, он видел его дневник и прекрасно осознавал, какого ужасного человека он обслуживает.

Единственное, что его останавливало от участия в совершении акта возмездия — страх за семью. Но Алексей Ботян пообещал вывести жену и детей из города.

«Договорились с ним о том, что тот проведёт диверсионную акцию по отношению Гуляйтера. Дал ему взрывчатку».

Юзеф Путо должен был тайно подложить мину с часовым механизмом под кровать палача Польши. Был назначен день, а точнее ночь, когда в спальне Франка раздался бы взрыв. Но к этому моменту А. Н. Ботяну нужно было быть в другом месте. Выполнения этого задания сорвалось практически в последний момент, оно так и останется единственным из многочисленных операций А.  Ботяна  не завершенным.

Яггелонский замок

Алексею Николаевичу удалось узнать, что в Ягеллонском замке, находятся несколько составов взрывчатки.

Фашисты хотели взорвать две плотины в соседнем городе Новы-Сонч — железный и автомобильный мост.  Реализовать этот план гитлеровцы должны были при отступлении. А подрыв плотины означал только одно – неизбежную приостановку наступления Красной армии.

Его отряду и другим диверсионно-разведывательным группам было поручено обеспечить наступающей армии беспрепятственные подходы к городу. Для её выполнения Ботян направился в Новы-Сонч.

В связи с изменившейся ситуацией командование поставило перед группой Ботяна новую задачу – не допустить подрыва фашистами мостов через реку Дунаец на подходе к Кракову в Рожновской плотине.

Но что было делать со складом боеприпасов в замке? Ответ напрашивался сам собой —  взорвать. Однако как проникнуть на этот круглосуточно и усиленно охранявшийся объект? Ни приступом не возьмешь, ни с воздуха не атакуешь…

Решили как-то два сотрудника гестапо немного расслабиться – отправиться на охоту. Но на эту парочку нашлись другие охотники – разведчики группы Ботяна. Вот через этого гестаповца, у которого были свои люди, удалось совершить диверсию в Ягеллонском замке.

Эти ребята получили мины .Во время разгрузки взрывчатых веществ в замке удалось подбросить эти мины в ящик со взрывчаткой. Так, что немцы не могли бы их найти. Мины должны были взорвать все взрывчатые материалы, которые были собраны в подвалы замка.

Итоги операции

18 января 1945-года произошёл взрыв — от этого замка остались только руины. И уже на следующий день войска маршала Конева, благодаря тому что, все дороги и мосты, плотины были целы, одним махом захватили Краков.

Красная армия вошла в Краков в тот же день, когда раздался взрыв в Новы-Сонч. Испугавшись стремительного наступления советской армии, Ганц Франк сбежал накануне акции возмездия.

Тогда палачу Польши удалось избежать заслуженной кары, но не надолго. По приговору нюрнбергского трибунала, он был повешен.  В 1946-ом году, в ходе процесса, страницы его дневника использовались как доказательство нацистских злодеяний на территории оккупированной Польши.

За спасение Кракова Алексей Ботян был награждён одной из высших польских военных наград — орденом Доблести. После окончания войны он много лет прослужил в разведке, но большинство операций, в которых он принимал участие, до сих пор засекречены.

За свою жизнь Алексей Ботян получил много высоких наград, но самой ценной — «Золотой Звездой», его наградили в 2007-ом году, спустя 63 года после совершенных им подвигов.

По окончании Великой Отечественной войны Алексей Ботян еще долгие годы успешно работал в разведке, неоднократно привлекался для выполнения ответственных и сложных заданий за рубежом (Чехословакия, Германия). В 1980-х консультировал сотрудников группы специального назначения внешней разведки КГБ СССР «Вымпел». В звании полковника вышел в отставку.

                           Такими людьми и славится наша Беларусь!

                           Память жива, пока помнят живые!



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *