«Я очень хотел стать ихтиандром, но оказалось, что такой профессии нет». Интервью с Владимиром Довгяло

Абитуриент Культура

Имя этого современного белорусского художника известно не только в нашей стране, но и за её пределами благодаря иллюстрациям к самым разным произведениям. За плечами Владимира Довгяло педагогическая деятельность в Белорусской государственной академии искусств и на кафедре дизайна БГУ. Сейчас художник преподаёт в Европейском гуманитарном университете.

― Расскажите, как и когда вы начали рисовать?

Могу точно сказать, что начал рисовать я намного раньше, чем читать или считать. Это относится к тому времени, когда я стал осознавать себя как человека, который может различать предметы, цвета, пластику, графику… То есть, я начал рисовать тогда, когда начал видеть окружающий мир. Мне в то время было 3-4 года.

― Что вы любили рисовать в детстве?

Я хорошо помню, что большинство моих рисунков относились к теме войны. Наверное, из-за того, что Великая Отечественная война закончилась относительно недавно и было живо поколение фронтовиков. К тому же, оба моих деда воевали.

Как ни странно, я интересовался строительством.  Когда я был маленьким, я мог часами наблюдать за тем, как работает экскаватор или бульдозер. Человек в оранжевой каске, телогрейке и кирзовых сапогах  был для меня каким-то идолом. Я считал его полубогом, небожителем Олимпа. Мне казалось, что нет ничего прекраснее этой одежды. Я уговаривал родителей купить мне костюм строителя, но по понятным причинам они этого не сделали.

Когда я научился читать, одной из моих любимых литературных категорий была научная фантастика. Соответственно, моя голова была забита образами различных звездолётов, так что я рисовал их в больших количествах. Я придумывал совершенно фантастические сюжеты, новые миры и невиданные космические корабли. Сейчас эта тема называется «Звёздные войны», а тогда такого понятия не было.

― Кем вы мечтали стать, когда вырастете?

― Однажды на новогоднем утреннике заведующая нашим детским садом, переодетая в Деда Мороза, выдавала детям конфеты после ответа на вопрос, кем они хотят стать в будущем. Конечно, все мальчики хотели стать летчиками и космонавтами, в крайнем случае ― танкистами. А я накануне посмотрел тематический фильм и был под впечатлением.  И когда очередь дошла до меня, я ответил: «Ихтиандром», на что Дед Мороз-заведующая отшатнулась, и я в тишине получил свою конфету. Я очень хотел стать ихтиандром, но оказалось, что такой профессии нет. Я расстроился, и тогда мама сказала: «Может быть, ты хочешь стать ихтиологом?». Я подумал: «О, звучит похоже! А что для этого нужно делать?» Оказалось, что нужно было ехать в Ленинград, где был подходящий институт. Но пока я рос, это желание постепенно угасло.

― Кто был вашем учителем? Как он повлиял на ваш современный стиль рисования?

― Мне очень повезло с моим первым учителем рисования. Его звали Валентин Петрович, и он преподавал во Дворце пионеров и школьников в Гомеле. В любом обучении достаточно рутинной работы, которая относится к изобразительной грамоте, и, конечно, для детей это было скучно. Но наш учитель находил нужные слова, для того чтобы эта работа становилась интересной. Я очень благодарен ему за это и с теплом вспоминаю его уроки.

Наша изостудия находилась в старинном дворце Румянцевых-Паскевичей, на последнем этаже, прямо в одной из башен. Мы рисовали среди этих огромных стрельчатых окон. Думаю, на меня повлияло такое окружение. Хотя тогда мы относились к дворцу как к чему-то обыкновенному и не понимали всего его великолепия.

― Работами каких художников вы вдохновляетесь?

― Альбрехт Дюрер, Питер Брейгель Старший, Артур Рэкхем, Эдмунд Дюлак, Антон Ломаев.

―Что привлекает вас в их творчестве?

― Все эти мастера очень уверенно чувствуют себя в собственной системе координат. В системе построения образа, поиска необходимой гаммы, пластики, масштаба ― тех компонентов, которые в итоге собираются в какую-то работу, будь то живописное полотно или иллюстрация к сказкам.

― Как проходит ваш рабочий день?

― Как и у многих людей, он начинается с зарядки. Мне нужно хорошо взбодрить себя физической нагрузкой на свежем воздухе среди поющих птиц и шелестящих деревьев в близлежащем парке. После этого следует чашка хорошего кофе, беглый просмотр новостей. Затем я сажусь за своё рабочее место, которое я сделал своими руками. Оно очень удобное, в нём всё мне знакомо и располагает к творчеству, ничто не отвлекает, все карандаши, кисточки, краски находятся на своих местах. Работаю я с огромным удовольствием.

― Над чем вы сейчас работаете?

― Я сейчас работаю над очень большим проектом, который называется «Путешествия Гулливера». Мы пока лишь оговариваем планы, касающиеся этой книги. По сути, сейчас я делаю только первые шаги в работе над ней.

― Какие ещё есть ответвления у вашего творчества?

Я с большим удовольствием занимаюсь гравюрой. Периодически, когда есть возможность, я занимаюсь и офортом, и линогравюрой, и монотипией. Также, помимо иллюстрации, я занимаюсь живописью масляными красками на холсте. Или акриловыми.

― И, напоследок, какой совет вы можете дать начинающему художнику?

― Я могу дать совет не только художнику, но и любому человеку на этой планете, который думает над тем, какой жизненный путь избрать: «Выбери себе работу по душе, и тебе не придётся работать ни одного дня в жизни».



Теги:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *