«До 9 класса я не танцевала, а просто исполняла движения». Минчанка рассказала о роли танца в своей жизни

Город Культура

Яна весело идет по улицам вечернего Минска. Каждые пять шагов я улавливаю, как она тихо напевает ритмичную мелодию, под которую танцует на ходу, встречая удивленные взгляды и улыбки прохожих.

– Не могу сказать, что была обычным ребенком, которого интересовал детский дворик с песочницей. В пять лет я начала заниматься танцами, а через поступила в школу-колледж искусств. В 7 лет я впервые вышла на сцену. Помню, перед самым концертом, тряслись коленки, сердце сжималось в груди от волнения. Первый шаг из-за кулис к публике для меня был очень важным событием. Я знала: за мной наблюдают сотни людей. Как только музыка стихла я услышала аплодисменты – я не могу жить без сцены.

– Я знаю, что ещё в начальной школе ты поехала на гастроли в Италию. Как это было?

– В Италию я поехала в 9 лет вместе с другими учениками и студентами школы-колледжа искусств. Я всегда была самостоятельной, поэтому понимала, что мне нужно будет жить с людьми, которые не разговаривает по-русски. Мама купила мне разговорник. Я выучила только три слова: «сiao», «grazie», «prego». В итальянской доме было уютно. Семья держала чудесную собачку! Папу звали Рока, а маму – Лора. Лора на каждый ужин готовила жареную картошку с кетчупом, которую мы запивали кока-колой.
На завтрак мы ели «Барни» с какао, затем нас отвозили на репетицию. В Италии я научилась танцевать на сцене под наклоном. Наклон сделан для того, чтобы зрители видели ноги танцоров в первых линиях.

– Ты всегда хотела танцевать или был какой-то переломный момент в жизни, когда ты поняла, что хореография – твоё призвание?

Переломный момент был в 9 классе. Учительница по народно-сценическому танце придирчиво ко мне относилась, часто звонила маме. До 9 класса я не танцевала, а просто исполняла движения. В моём танце не было жизни. Неоправданные придирки раскрыли мне глаза – я танцую не ради хорошей оценки, я танцую ради себя. Через три года Наталья Владимировна сказала мне, что воспитывала во мне характер, чтобы я смогла пробиться в будущем. В какой-то мере я благодарна, однако не могу сказать, что именно Наталья Владимировна изменила меня.

– После колледжа ты поехала на отработку в Червень, но спустя год бросила всё и переехала в Минск. Почему?

В Червене я вообще не развивалась, а только полола грядки. Я позвонила маме и сказала, что больше так не могу. Она меня поняла. На протяжении полугода отработки наши разговоры заканчивались, не успев начаться: «Привет, мам. Я ем», «Привет, я работаю», «Привет, я сплю». Из-за коронавируса дети не приходили на занятия, но платить же мне за что-то надо, поэтому меня отправляли подстригать кусты, полоть грядки, красить заборы. Директор «Центра творчества детей и молодежи г. Червеня» не разрешила мне перераспределиться, поэтому мы с мамой решили выплатить сумму за обучение. Родители собрали нужную сумму и дали мне шанс построить карьеру.

Я переехала в Минск, чтобы развивать своё мастерство. Я знала, что поступаю правильно, хоть и казалось, что события идут слишком быстро. Я стремилась в город, где меня никто не ждёт, – было страшно. Но я верила, что найду работу и что новое окружение меня примет. Так и случилось – работа нашлась за один день. Это частный детский сад. С директором мы быстро нашли общий язык. Я могла работать как с маленькими детками, так и с подростками. Постепенно я основала хореографическую «Molli Dance».

– Какие танцевальные направления ты освоила?

Я позиционирую себя как разноплановый танцор: могу преподавать и исполнять разные направления танца. Сейчас я много времени уделяю хип-хопу, так как это что-то новое для меня. Тело не привыкло к технике, которую нужно танцевать расслабленно. Я каждый месяц снимаю себя на видео и вижу результат проделанной работы.

– Яна, как я помню, в школе ты часто ставила танцевальные проекты, которые сама же и танцевала. Расскажи, как ты придумывала идеи и как воплощала их в танце?

Со школы идеи для проектов я записываю в тетрадку. Помню, как сидела на физике и расписывала концепцию проекта про психбольницу. Дмитрий Иванович, наш учитель физики, отобрал у меня тетрадь. Когда я поняла, что он не будет читать мои идеи, с облегчением вздохнула: рисковала быть отправленной к школьному психологу. Исписанные тетради я копила – сейчас у меня огромная папка с идеями. По возможности я старалась их реализовывать. Выходила ночью во двор и танцевала. У меня был проект «Метро», в которых рассказывались истории людей попавших когда-то в беду и вынужденных ютиться в мрачных переходах метро.

Сейчас я работаю над проектом, который написала четыре года назад. Роль главной героини исполняет моя ученица – рыжеволосая Серафима. Это монолог девушки, которая резко выделяется из серой массы. Основной мотив проекта – частая проблема современного человека, который сам губит себя, выдумывая проблемы на пустом месте. Героиня Серафимы страдает от мысли, что общество её не принимает, однако это всего лишь иллюзия.

– Что для тебя хореография?

Для удобства разделим на периоды. В детстве хореография – это про побегать, попрыгать. С возрастом я поняла, что танцы являются не только моим хобби, я стала связывать хореографию с жизненными целями. Сейчас я, конечно, отношусь к танцам как к профессии. Хореография показывает не только тело танцора, она раскрывает его личность. Я заметила, что дети, которым я ставлю одинаковую хореографию танцуют её по-разному не в силу физических возможностей, а в силу темперамента.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *