О чем принято молчать

Среди безграничного количества тем, вихрем проносящихся в моей голове, выбрать пришлось самую неприятную, но затрагивающую душу даже самого закоренелого циника — о домашнем насилии. К моему сожалению, материала для написания моей будущей статьи нашлось более чем, что еще раз подтвердило плачевность ситуации и правильность моего выбора.

Галина была и остается моей соседкой по сей день. В детстве я засыпала под пьяные крики ее мужа и плач детей, моих одногодок. А встретив ее в лифте, разглядывала фиолетовые пятна гематом на шее. Мои родители, замечая, как Галина судорожно поправляет тоненький платок на шее, одергивали меня, намекая на бесцеремонность моего детского любопытства. Дни сменялись ночами, я росла, Галина из молодой девушки превращалась в забитую и абсолютно несчастную женщину прямо на моих глазах. Крики не утихали, и уроки я делала под громкую музыку в наушниках. Чем старше я становилась, тем больше укреплялась в мысли, что женщины абсолютно не защищены социально. Тогда я и подумать не могла, что все наспех написанные заявления в милицию от Галины так и не дошли до суда.

5 сентября 2016 года в абсолютно солнечный и светлый день я сидела в той самой квартире, к которой боялась подойти многие годы. Рядом со мной старое, изжитое и совершенно измученное годами кресло, как и вся эта квартира, такое же как вся эта история для Галины.
Волосы,собранные в аккуратную прическу,старый,уже немного выцветший халат,россыпь морщин на уставшем лице,тоненькие ручейки вен у глаз. Судорожными движениями женщина теребила подол халата,казалось бы,так и не решившись выдавить из себя хоть слово.
-Самый популярный вопрос «Почему не обращалась в полицию?» Подобных заявлений сотни и лишь единицы подвергаются огласке и хотя бы подлежать рассмотрению. Приходя в участок,чаще всего я сталкивалась с безразличием или даже легкой формой агрессии. Мол,наверняка сама виновата,не просто же так все происходит. И объяснять,что в нормальном обществе рукоприкладство в принципе не может являться нормой я просто устала. Смерть мужа,опустив глаза,перейдя на шепот,призналась Галина,принесла мне даже какое-то облегчение,можно сказать легкое чувство эйфории.
-Когда сталкиваешься лицом к лицу с критической ситуацией,понимаешь,что никому нет дела до твоих проблем и кроме себя самой никто не поможет. И человек,который когда-то казался тебе самым родным не вызывает ничего,кроме страха.

Я старалась успокоить Галину,наш диалог не мог пройти спокойно,однако весь материал был собран и моя прощальная улыбка засверкала в дверном проеме.
Из-за страха недопонимания,огласки,повторного насилия Галина молчала долгие годы. В нашей стране о проблемах за закрытыми дверьми говорить не хотят,не принято. Зачастую полиция отказывает в возбуждении уголовных дел,а женщины продолжают мириться с избитым кредо «Бьет-значит любит!». Самое страшное — это бытовое домашнее насилие, когда жертва даже себе боится признаться, что она жертва. Она уговаривает себя, что «сама виновата», и что «так и надо». Ей не с кем поговорить и стыдно признаваться даже близким друзьям. Люди закрывают глаза, морщатся и быстро стараются сменить тему. Им становится страшно и стыдно, хотя они ежедневно говорят про убийства и войны, открыто обсуждают свою и чужую сексуальную жизнь. Многие оправдывают насильника или вообще не хотят ничего знать о сексуальном и физическом насилии, хотя оно происходит постоянно.

Мое желание было элементарно-напомнить людям о извечной и до сих пор не исчезнувшей проблеме,которая плотно задержалась в наших головах. И на мой взгляд,основная моя задача,что стояла перед написанием статьи-избавиться от закоренелых стереотипов,разрушающих миллионы жизней.

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *