«В душе я останусь мексиканцем». История Юрия Кнорозова

Абитуриент Разное

Советское наследие в науке остается значимым до сих пор. Целые направления науки были были открыты либо развиты до высокого уровня именно учеными советской школы. Но речь не только о точных науках, но и о гуманитарных, например, лингвистике. В этой науке в свое время прорывное открытие совершил простой лингвист из музея в Ленинграде. Как древний язык покорился простому затворнику? Далее в статье.

Фото:naukaitechnika.com

 

Ключевая случайность

 

Юрий Валентинович Кнорозов родился в 1922 году в поселке Южном в Харьковской области. Родители — люди среднего достатка. Отец — начальник отделения Южной железной дороги. Первые шаги в обучении молодой Кнорозов начал в местной школе-семилетке. Домашнее обучение и ранняя эрудированность позволили ему начать обучение с пятого класса. В школьные годы Юрий играл на скрипке, сочинял стихи, хорошо рисовал, уже тогда выводил в своих дневниках что-то, отдаленно похожее на научные исследования.

Юный Юра Кнорозов со скрипкой во время детского фестиваля в Харькове в 1932 году Личный архив семьи Юрия КнорозоваЮрий Кнорозов (в центре) на школьном фестивале в Харькове. Фото:tass.ru

По окончанию обучения Кнорозов решает поступать на медицинский факультет Харьковского университета, но не попадает туда из-за банальной безответственности родственников: его братья забыли отнести документы в срок, и набор на медицинский уже был завершен. В такой ситуации самым подходящим для Юрия вариантом оставался исторический факультет. Кто знает, кем бы он стал, если бы не его братья.

Тёмное пятно

Но спокойно закончить обучение в Харькове Кнорозову было не суждено: началась Великая Отечественная война. Его отец, будучи большим начальником, экстренно эвакуируется в Москву, в то время как сам Юрий остался в Южном с матерью и остальной семьей. Но в 1943 году через линию фронта семья воссоединяется и перебирается в Москву.
Полтора года, проведенные под оккупацией, еще не раз скажутся в деятельности Юрия Валентиновича, но даже это не смогло помешать реализации его планов.

Юрий Кнорозов с отцом (слева) и братом Сергеем (справа). Фото:vuloff-zen.ru

Невозможная задача

В Москве отец устраивает Кнорозова на исторический факультет МГУ. Там талантливому студенту попадается на глаза статья немецкого этнографа Пауля Шелльхаса о невозможности расшифровки письма майя.
С момента начала изучения культуры майя (начало XIX века) учеными были найдены древние города, освоены цифры и календарь, но тайна языка так и не была разгадана. Единственная попытка его расшифровать была у второго епископа Юкатана Диего де Ланды в его практически забытом «Трактате о делах в Юкатане», но прочитать майанистские тексты с его способом перевода было крайне трудно. Современники Кнорозова во главе с британцем Эриком Томпсоном считали перевод Ланды ошибочным и концентрировались на мысли, что иероглифы майя отображают только обстрактные понятия и научные данные. Теория Томпсона была слабо обоснована и держалась в основном на авторитете ученого.

Диего де Ланда, второй епископ Юкатана. Фото:epicworldhistory.blogspot.com

С этим, как и с утвердением о невозможности перевода, был несогласен Кнорозов:

«То, что было созданно одним человеческим умом, не может быть не разгадано другим».

Вопрос расшифровки языка майя сильно заинтересовал молодого студента, и он решает превратить свой интерес в крупнейший научный труд его жизни.

Колоссальный труд

Однако не все последствия войны мешали Кнорозову. Из Берлинской библиотеки в качестве трофея перевозят Дрезденский (назван по городу хранения) кодекс майя-третий (из трёх) уцелевший документ майя. Кодекс был отправлен для временного хранения и изучения на исторический факультет МГУ. Имея на руках один из главных майянистских текстов, а также копию «Трактата о делах в Юкатане» на языке оригинала и в переводе, можно было приступать и работе.

Фрагмент Дрезденского кодекса. Фото:pinterest.ru

В 1948-м Юрий Кнорозов оканчивает МГУ и подает документы на аспирантуру, но из-за пребывания на оккупированной территории ему было отказано. Тогда научный руководитель Кнорозова Сергей Толстов, видя талант своего подопечного, устраивает его на работу в Ленинградский государственный музей этнографии народов СССР в качестве младшего научного сотрудника. В выделенном ему маленьком кабинете не было ничего, кроме книг и любимой кошки учёного — Аси.

Юрий Кнорозов с сиамской кошкой Асей (Аспидом)Юрий Кнорозов с кошкой. Фото:wikipedia.org

Изучив имеющиеся документы, Юрий Валентинович понял, что перевод Ланды не ошибочный, а просто неправильно понятый. Письменность у майя — слоговая (каждый иероглиф обозначает собой слог), и записанные в Трактате иероглифы звучат так, как приведенные буквы староиспанского алфавита в произношении (примерно как L-le и т.п.). Уже в 1951 работа была завершена.

Ученый дешифровал письменность майя.

Юрий Кнорозов за работой. Фото:spb.aif.ru

Громкое открытие

Отправляясь на защиту дессертации по переводу языка майя, Юрий Валентинович переживал за конечный результат, ведь он мог закончиться «либо триумфом, либо арестом». Переведенные тексты майя говорили о высоком уровне развития этой цивилизации, что противоречило точке зрения трудов Фридриха Энгельса,по которым майя оставались на уровне средневековых варваров. Учитывая неприятный факт об оккупации, Кнорозов легко мог быть объявлен ревизионистом, однако его наоборот ожидал успех. Советские научные издания активно освещали его достижение, а сам ученый получил степень доктора исторических наук (минуя кандидатскую степень). Также было указано,что Кнорозов не опровергает Энгельса, а, наоборот, дополняет его. Так, своим открытием Юрий Валентинович повлиял и на мировую этнографию, и на идеологию марксизма.

Смысл иероглифов майя стал известен благодаря советскому ученому.Иероглифы майя. Фото:spb.aif.ru

Борьба за майя

Но не все разделяли оптимизм советских ученых. Эрик Томпсон, считавшийся главным специалистом по майя, активно боролся с открытием Кнорозова, называл его марксистской пропагандой и мистификацией. Сам Кнорозов не считал нужным бороться с Томпсоном, тем более он не был способен на это в полной мере: из-за темного пятна в биографии ученый посетил всего один международный конгресс.

Эрик Томпсон. Фото:wallofcelebrities.com

Ближе к концу своей ученой карьеры, Томпсон написал письмо американскому археологу Майклу Ко (в котором в очередной раз опровергалась теория Кнорозова) и попросил прочитать его в 2000-м году, чтобы убедить всех в своей правоте. Ко выполнил его просьбу,но в конце добавил от себя:

«Томпсон был не прав. Прав оказался Кнорозов»

 

Заслуженное признание

Удивительно, но Юрий Валентинович мог так и не увидеть труды народа, перевод языка которого по сути стал делом всей его жизни. В 1990-м году по личному приглашению президента Гватемалы он отправляется на Юкатан увидеть древние города майя. По возвращении из этой экспедиции Кнорозов был награжден орденом ацтекского орла IV степени в мексиканском посольстве в Москве. Получая орден, Кнорозов произнес:

«В душе я останусь мексиканцем.»

Сотрудники посольства так заботились об ученом, что даже оплатили ему установку железной двери для защиты от краж. Их усилиями Юрию Валентиновичу был установлен памятник.Памятник Кнорозову в Мериде (Мексика, п-ов Юкатан). Фото:pinterest.ru


Материалы для статьи:

1)https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BD%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B7%D0%BE%D0%B2,_%D0%AE%D1%80%D0%B8%D0%B9_%D0%92%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

2)https://www.youtube.com/watch?v=F4MRWuTebRE&t=70s

3)https://www.youtube.com/watch?v=GFDMGmWsKSk&t=8s

4)https://tass.ru/obschestvo/5015068

5)http://knorosov.com/

6)https://spb.aif.ru/society/science/shifr_drevnosti_kak_sovetskiy_uchenyy_podobral_klyuch_k_pismennosti_mayya

7)https://polit.ru/news/2021/11/19/knorozov/?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.by%2Fnews%2Fsearch%3Ftext%3D



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *