Как Кэрри Брэшоу: в поисках мужчины моей мечты

В 17 лет я стала своей в манхэттенской тусовке, благодаря Кэрри и её трём незамужним подругам: Саманте Джонс, Миранде Хоббс и Шарлотте Йорк. Успешная журналистка не только стала героиней сказки о любви и дружбе, но и повысила стремление молодых девушек (и не очень) обустроить свою жизнь like Carrie Bradshaw. Меня эта нью-йоркская история тоже, мягко говоря, не обошла стороной.

Первый лакомый кусочек за который я ухватилась — журналистское ремесло. На экране написание материалов неразлучно шло в паре с только что початой пачкой Mallboro Lights. Брэдшоу делает свою первую затяжку так эстетично, что меня не смущал даже тот факт, что она, как правило, и являлась последней. Фальшивые вредные привычки, фальшивая журналистика. Всё вокруг покрыто обманом, прикрытым под лозунгом «одинокие и счастливые». P.S. Только во вселенной Sex at the city.

Зато туфли были настоящими и часто неоправданно дорогими. При возможности я бы обменяла парочку от Manolo Blahnik на удобные кроссовки для долгих прогулок с мужчиной моей мечты.

Правило трех «П» гласит: положительный, привлекательный и платежеспособный.

И если по двум параметрам с конца всё ок, то с первым пришлось разбираться на протяжении 6 сезонов. Ну какая девушка не влюблялась в мерзавца в надежде растопить его сердце? Мне, как и каждой из них, хочется верить, что когда-нибудь и мой роман ждёт happy end.

Отношения Кэрри и Джона (да, как оказалось, его зовут Джон) не просто так стали культовыми. Это сюжет, близкий каждому, из разряда «бьёт-значит любит». Кэрри для счастья понадобилось 94 серии, 6 сезонов и 10 лет. Мне — одной истории.

Моё стремление во всём подражать Кэрри Брэдшоу делало меня счастливой всякий раз, когда удавалось сопоставить сценарий моей жизни с сериальным. Своего Мистера Бига я выбрала методом «тыка»: из тех, кто больше всех выделился на фоне других в области доставленных мне терзаний. И не прогадала. Всё чаще я узнала себя, и всё больше плакала то ли из-за сочувствия героям сериала, то ли из жалости к себе.

В 18 лет я плачу, благодаря сказке про сорокалетнюю Золушку. Это про меня или я хочу быть про это — неважно. Важно то, что несмотря на все колонки и разговоры о сексе, несмотря на все постельные сцены, речь не о сексе, а о любви.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *