«А кому ты нужен здесь, если ты не пропиаренный?». Белорусские ток-шоу, что не так в «Жарких играх» и почему популярна Диана Шурыгина

Ток-шоу, конкурсы красоты, звёздные аккаунты в Инстаграм возбуждают во многих зрителях желание стать знаменитыми. Многие мыслят, что шоу – это лёгкий способ схватить популярность и заработать на этом . Жаждущие успеха, участники различных проектов кладут всю свою жизнь на алтарь желания стать знаменитыми. По прошествии краткого взлёта таких людей неминуемо преследует спад и полное забытьё. Ток-шоу, по большому счёту, даёт знаменитость только тем, кто вызывает у людей эмоции. В этом «хлеб» блоггеров и некоторых телеведущих.

Интересный человек всегда в общественной жизни занимается чем-то более материальным, весомым, чтобы ему было чем «накормить» зрителей в очередном выступлении перед ними. На мой взгляд, нельзя просто мыслить абстрактной популярностью и мечтать о ней. Она — мыльный пузырь без трудолюбия и внутреннего спелого и многогранного «Я».

В прошлом году знакомая журналистка предложила мне поучаствовать в небольшом реалити(!)-шоу для телеканала «Беларусь-2». Съёмки всех четырёх выпусков проходили в один день. Мне выдали сценарий, вымышленное имя и легенду. Весь этот театр продолжался четыре с половиной часа. Смысл шоу состоял в том, что успешная бизнес-леди поучает неопытных в деловой сфере девушек строить карьеру и обучает их уверенному поведению на работе и в жизни. Выпуски реалити(!)-шоу прошли с расстановкой в неделю, транслировались поздно вечером. Меня радовало, что у меня теперь есть представление о том, как это делается, изнутри, глазами участника. Но моего опыта слишком мало, чтобы судить о состоянии телешоу индустрии в Беларуси.

На втором курсе Института журналистики на специальности аудиовизуальная журналистика учится необычный парень Руслан Золотухин, который прошёл через кастинги и участие в небольших шоу на нашем факультете и даже пытался прорваться на пресловутый скандальный проект «Дом 2». Ему удалось попасть только в статью «Онлайнера» об этом кастинге. Мы встретились с ним, чтобы побеседовать, почему всё-таки белорусы «не едят» шоу-контент негосударственных и государственных телеканалов страны, как улучшить «Жаркие игры» и что такое «популярность».

Если у людей есть потребность в шоу, откуда она? Откуда она у тебя?

— Себя нужно как-то пиарить. Чтобы знали лицо как бренд. Наверное, у меня скучная жизнь. Потому что чего-то не хватает. Шоу — это дополнительные постоянные эмоции.

Почему бы не заняться дрифтингом для эмоциональной встряски?

— Это экстремально. Это эмоции. Но ты ставишь свою жизнь под угрозу. Хотя и из «Дома 2» убивали участников. Я занимаюсь спортом, но другими видами, всем, чем не лень.

Ты был на кастинге в «Дом 2». Хочешь пропиариться так, как это делают на «Дом 2»?

— Мне без разницы, за что получать деньги. Если это, конечно, не какое-то пошлое шоу – такое нет, мне такое не надо.

Ты мог бы создавать в Беларуси телешоу со своим нынешним и будущим опытом участника?

— Может быть со-создателем, но создатель — это очень большая ответственность. Нужно придумать концепцию, придумать то, что будет отличать и что привлечёт публику. Копировать – это не интересно.

«Вечерний Ургант» и «Вечерний Минск» сделаны на один американский шаблон, но почему нет успеха?

— У нас не такие масштабы, и мы можем смотреть Украину и Россию. Но почему они успешны, а мы нет – я не знаю, это слишком сложный вопрос. Делают на БелМуз ТВ «Короли вечеринок». Мой знакомый проходил туда кастинг, прошёл его. Условия договора такие, что участникам нужно вложить туда деньги, около 200 долларов. Не факт, что ты что-то выиграешь, и не факт, что ты до конца дойдёшь – тебя могут скинуть на первой неделе. А ты туда деньги вложил. Смысл участвовать тогда?

скриншот сайта belmuztv.by

У наших аудиовизов нет в стране больших перспектив в плане мест для работы. Они стремятся уехать…

— А кому ты нужен здесь, если ты не пропиаренный? Да и если валить, то там кому ты нужен? Там таких, как ты, хватает. Пиар, шоу – это когда ты из себя «лепишь звезду». Это нужно делать.

То есть себя нужно пиарить любыми, даже самыми маленькими шоу?

— Я думаю да, потому что потом, когда ты придёшь на какое-нибудь большое шоу, в анкете ты сможешь прописать, что у тебя есть опыт участия в шоу.

Что такое «звезда»?

— Когда тебя узнают. Возможно, мне это нужно. Хочу быть знаменитым.

Кем именно знаменитым, ведь просто «быть знаменитым» довольно абстрактно звучит? Тебе не кажется, что популярность — это мыльный пузырь, который может лопнуть в любой момент?

— Ради этого не стоит жить, никогда не надо ставить это в приоритет. Я знаю, что хочу быть на сцене. Мне нравится музыка, сам процесс пения. Хотя петь я не умею. Нравится работа со светом на сцене. Понимаю, что не могу стать знаменитым из ничего, нужно что-то делать. Но есть ещё воля случая, когда подворачивается хороший шанс.

Звезда – это профессионал?

— Бузова профессионал?

Она пропиарилась с помощью большого шоу, она звезда. Но важно другое: она «многопрофильна».

— Если вдруг Ольга Бузова станет не нужна, не сможет выполнять свои функции как ведущая – она потеряет всё своё влияние. Та же самая Бузова благодаря своей популярности проявляет сейчас себя как певица, начала раскрывать в себе новые «таланты». Если взять показания айтюнс (медиаплеер для музыки и фильмов, разработанный компанией Apple – прим.) – её песни попадают в топ за пару часов. Во-первых, потому что это песни-хиты. Лёгкие тексты, не загружают. Сама она тоже нравится людям, у нее около 8 миллионов подписчиков. Я не знаю, кто все эти люди. Но это почти вся Беларусь по численности подписана на Ольгу Бузову.

Каким должен быть человек сцены?

— Быть привлекательным. Уметь притягивать, должен быть опрятен и аккуратен. Красота тут ни при чём, понятие красоты у всех разное.

Может быть сам образ Дианы Шурыгиной показался привлекательным, понравился зрителям, а не её история и авторитет программы «Пусть говорят»?

— Согласен.

Зачем пошел на «Жаркие игры»?

— Думал, что «Жаркие игры» дадут мне какую-нибудь фигуру. Помогут в создании себя. Но увидел, что там у меня ничего не получится. Потому что нет никакой мотивации. «Отмечания» ни к чему не приводили, во время проекта ничего не снимали, никого не выгоняли. Хотя это позиционировалось как фитнес-шоу. В чем шоу тогда? Стабильность и никакого конфликта. Конкуренция вроде была: нас взвешивали раз в месяц. (улыбается)

Совет от Руслана: Мотивировать может борьба, участники должны уходить, их нужно отсеивать. Каждый должен бороться, чтобы показать что-то лучшее.

— Тренеры-женщины сделали так, что желание к ним ходить всегда было. На йогу я ходил с удовольствием, бывал усталый или мучил насморк – на йоге меня отпускало. На тренировках они достаточно жёсткие, энергичные, поднимают боевой дух. Но к Александру Владимировичу я не видел смысла ходить.

Ребята действительно идут туда худеть?

— Не все идут туда потому, что считают себя толстыми. Хотя есть и те, у кого похудеть — цель. Для достижения такой цели нужна сила воли, личная мотивация. Личная мотивация обычно очень слабая, иначе люди бы не шли на шоу. А на «Жарких играх» не было никакой мотивации.

Возьмём в масштабах журфака: это «фитнес-шоу» принесло тебе известность?

— Мне кажется, ещё с первого курса уже все узнавали меня, даже до «Дня первокурсника». Не знаю, как так получилось. Может быть мой имидж. У меня есть свой стиль, своя подача.

Зачем участвовал в «Мистер журфак»?

— Почему бы и нет? Тут я раскрываюсь, я хотя бы делал то, что я хочу, а не то, что мне говорят. При том, что большинство шоу идут по сценарию. Была дружеская атмосфера, не чувствовалось конкуренции, и, несмотря на это, не было желания бросить всё. «Мистер» у меня отнял много здоровья, сил и времени на поиски и репетиции: нужно было искать место для них, искали трек, танцоров, одеть их всех нужно было нормально и одинаково. Я перфекционист, люблю чтобы все выглядело идеально, так, как я хочу. Победа – это хорошие призы. А что я выиграл как участник – так это пакет со скидочными купонами, который я закинул высоко на полку в шкафу.

«Мистер журфак» можно назвать шоу?

— В шоу, зачастую, нужно по сценарию говорить, как актёр. А тут – какой сценарий? Дают задачу – ты её просто раскрываешь. Это просто конкурс. В хорошем шоу сочетаются часть самовыражения и часть сценария. Даже в «Доме 2» есть вещи, провокации, которые возникают не по сценарию, и то, что «подливается», вызывает настоящие эмоции.

А кем хотел стать до того, как стал мечтать о сцене?

— Я хотел быть косметологом, дерматологом. Но это слишком большая ответственность, я не был уверен в своих силах в медицине. Знаю, что никогда не стал бы строителем.

Обсуждение сплетен, провокация на эмоции, искусственно созданные ситуации – это то, чего хочет белорусский зритель в своём телевизоре? Ситуация с Дианой Шурыгиной, которая взорвала интернет буквально в считаные дни, заставила меня задуматься: для чего вообще людям шоу? Чтобы дружно обсудить, осудить и где-то осмеять. Как, например, в этом случае с #надонышке. Причём, гораздо интереснее оказалась обратная сторона обсуждений: популярность этой юной девушки. Думаю, безумная увлечённость зрителей вызвана образом Дианы, а не самой ситуацией, достаточно избитой в СМИ. Зрители покупаются на образы, причем скандальные, эпатажные, сексуальные и так далее.

Мораль и нравственность учат нас быть объективными и не выносить подобные ситуации, как в случае с Дианой, на общественное порицание и высмеивание. И, наверное, так распределилась справедливость, которой мы все жаждем: кому сегодня перемывают кости, тот получает за это деньги, а тот, кто перемывает, — платит. Платит, ко всему прочему, и своим личным временем, которое можно вполне потратить на что-то более позитивное.

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *